Мысли к 8 мая

Мысли к 8 мая

По случаю 76-й годовщины победы над нацистским режимом своими размышлениями о современной немецкой исторической политике делится немецкий историк и публицист Эрхард Кроме.

К 22 июня 1941 года, дню нападения гитлеровской Германии и ее сателлитов на Советский Союз (Польша и ряд других стран уже были побеждены), немцы стянули все войска, которые им были не нужны для оккупационных целей в других частях Европы. К вторжению они подготовили 5,5 миллиона человек, более 47 тысяч орудий и минометов, 4 300 танков и самоходок, примерно 5 тысяч боевых самолетов. Всего 153 дивизии «Германского Рейха» — при поддержке войск Италии, Румынии, Финляндии, Венгрии и Словакии. Это была крупнейшая агрессивная армия, которую когда-либо знала мировая история. Чтобы занять немецкое население чем-либо другим, как раз 22 июня на берлинском Олимпийском стадионе состоялся финал первенства Германии по футболу: Рапид Вена выиграл у Шальке 04 со счетом 4:3.

Первую мировую войны немцы проиграли. В результате изматывающей войны – поскольку не смогли провести, как планировали, быструю манёвренную войну. После поражения 1918 года генеральный штаб вел военную подготовку реванша, «легенда об ударе ножом в спину» перекладывала ответственность за поражение на рабочее движение и демократические партии, расизм и антисемитизм встроили поражение в мировой заговор против Германии. НСДАП под руководством Гитлера и нацистское государство создали условия для войны. Советский Союз вынес основную тяжесть победы и оплакивал в конце 27 миллионов погибших и убитых солдат. Историк Джон Лукаш вспомнил изречение Бисмарка: «Россия никогда так не сильна или слаба, как кажется».

Федеральный президент Франк-Вальтер Штайнмайер выступил 8 мая 2020 года с речью, посвященной 75-й годовщине освобождения от фашизма. О речи федерального президента Рихарда фон Вайцзеккера к 40-летию освобождения 8 мая 1985 года говорят до сих пор — как о знаковом событии немецкой истории. Особенно знаменательным – для политика из ФРГ – было то, что он назвал этот день «днем освобождения» также и для немецкого народа и особо выделил роль Советского Союза. Он подчеркивал: «Мы не можем отделять 8 мая 1945 года от 30 января 1933 года», дня прихода к власти Гитлера и НСДАП. «Раскол Европы на две разные политические системы» характеризовал послевоенное развитие, при этом фон Вайцзеккер заявлял: «Без начатой Гитлером войны такого бы не произошло».

В 2020 году Штайнмайер выступил с дежурной речью об актуальной политике. По сравнению с фон Вайцзеккером он интерпретировал подоплеку «дня освобождения» по-другому. Разумеется, слово «освобождение» упомянуто девять раз. В начале говорится: «8 мая означало конец национал-социалистической деспотии, конец ночных бомбежек и маршей смерти, конец беспримерных немецких преступлений и Шоа как цивилизационный разлом». Кажется, что он перечислил всё, что принадлежит к современному катехизису официальной немецкой истории. Но власть нацистов и ее последствия стоят в одном ряду и наравне. О возникновении этой власти не сказано ничего. Вайцзеккер настоятельно подчеркивал: «Мы не должны рассматривать конец войны как причину бегства, изгнания и несвободы. Она лежит скорее в ее начале и в возникновении деспотии, которая привела к войне».

У Штайнмайера речь идет только о «национал-социалистической деспотии» без ясного указания на нее как причину войны. Затем она оказывается на одном уровне с «ночными бомбежками», от которых страдало немецкое гражданское население, и «маршах смерти» для оставшихся в живых узников концлагерей в конце 1944 и в 1945 годах, организованных по приказу немецких военных и полицейских. Этот момент Штайнмайер дополнительно усиливает, отводя немцам роль жертвы. «Голод, бегство, насилие, изгнание» — теперь и вовсе отделенные от причин и упомянутых выше «беспримерных немецких преступлений». Касается ли цивилизационный разлом только Шоа или также убийств миллионов русских, поляков, белорусов и других? А что с 1,4 миллиона советских военнопленных, которых немцы еще в 1941-42 годах умышленно обрекли на голодную смерть?

«В 1945 году освобождение пришло  извне», говорит Штайнмайер. Затем делает разворот: от освобождения, которое нам принесли, к «внутреннему освобождению», включая «проработку и просвещение» (Aufarbeitung und Aufklärung). Теперь мы «проработали» нашу истории и осуществили наше «внутреннее освобождение». Так наступил «тот самый счастливый момент освобождения: мирной революции и воссоединения». Таким образом, немецкое объединение 1990 года стало полным освобождением, а 1945 год – лишь его прологом.

Неслучайно, что 8 мая 2020 года Штайнмайер не упомянул Россию ни единым словом. Это – аккомпанемент к сегодняшнему переустройству Европы. Нам, немцам, больше не нужна благодарность в адрес русских, ведь мы сами благодарим себя за «внутреннее освобождение». Сюда хорошо вписывается тот факт, что большинство немецкого бундестага отказалось вспоминать 22 июня 2021 года о нападении на Советский Союз.

 

Об авторе:

Dr. Erhard Crome —  немецкий политолог и историк, работал в Фонде Розы Люксембург, в настоящее время – директор Welttrends Institut r internationale Politik, Потстдам.

 

Колонка опубликована 7.05.2021 на сайте transform! europe:

https://www.transform-network.net/de/blog/article/reflections-on-the-eighth-of-may/

Фото: Corazza, Berlin / Bild und Heimat • Reichenbach (Vogtl)

Scroll Up