Соперники и единомышленники: Роза Люксембург и Курт Эйснер во время Ноябрьской революции в Германии (1918-1919 годы)

Соперники и единомышленники: Роза Люксембург и Курт Эйснер во время Ноябрьской революции в Германии (1918-1919 годы)

Юлия Киллет / Риккардо Альтиери

СОПЕРНИКИ И ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ.  РОЛЬ РОЗЫ ЛЮКСЕМБУРГ И КУРТА ЭЙСНЕРА В ПЕРИОД НОЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1918 – 1919 годов

 

Роза Люксембург и Курт Эйснер не были друзьями. Их жизненные пути различались как нельзя более отчетливо. Один из основных моментов общности между ними заключается, вероятно, в том, что события Ноябрьской революции в Мюнхене и Берлине и по сей день связаны с их именами.

 

Роза Люксембург родилась 5 марта 1871 г. в г. Замосць, в польской части Российской империи. Она была самой младшей из пяти своих братьев и сестер. В 1873 г. семья переселилась в Варшаву. Родители придавали большое значение образованию детей. Роза Люксембург была одной из лучших учениц гимназии и уже с ранних лет участвовала в деятельности нелегальных политических кружков.

 

В 1889 г. она записалась в Цюрихский университет, где изучала сначала естественные, а позже общественно-политические науки. Может быть, именно Лео Иогихес, первая большая любовь Розы Люксембург, посоветовал ей таким образом сменить специальность. Вместе они входили в число соучредителей первой социал-демократической партии Польши, СДКП1 (с 1900 г. СДКПиЛ2).

 

В возрасте 27 лет Роза Люксембург завершила свою докторскую диссертацию. В 1898 г. она уехала в Берлин и благодаря фиктивному браку получила германское гражданство. Сразу же по приезде она вступила в СДПГ и стала активным участником политической деятельности. В дальнейшем ни один съезд СДПГ не проходил без участия Розы Люксембург, которая еще в пору своей молодости производила впечатление превосходного оратора на левом фланге партии. Она приобрела известность в ходе полемики с социал-демократом Эдуардом Бернштейном: Бернштейн требовал реформ, Люксембург – революции. Через некоторое время после этого Роза Люксембург стала первой женщиной, приглашенной на пост главного редактора газеты «Зехсише Фольксцайтунг»

 

Роза Люксембург устно и письменно владела пятью языками и писала статьи по-французски, по-польски3 и по-русски. С 1904 по 1914 гг. она была представителем в Международном социалистическом бюро, совещательном органе с участием представителей всех социал-демократических партий, который собирался в Брюсселе для дискуссий наднационального характера. В 1905 г. с началом революционного забастовочного и протестного движения в Российской империи Роза Люксембург переселилась в Варшаву. Там она была арестована вместе с Лео Иогихесом и снова вышла на свободу под залог, предоставленный СДПГ. Возвратившись в Берлин, она в дальнейшем решительно выступала за закрепление массовой политической забастовки в программе СДПГ. Люксембург усматривала в этом рычаг для борьбы за освобождение общества от капитализма. Социал-демократы отклонили эту позицию. Ее брошюра «Массовая забастовка, партия и профсоюзы» вышла в свет в 1906 г. в Гамбурге.

 

Роза Люксембург следовала убеждению, в соответствии с которым социалистическое общество может быть достигнуто только в результате движения, характеризующегося опытом и накоплением знаний. Политическое образование было для нее безусловно необходимым. В 1907 г. Люксембург заняла должность преподавателя в партийной школе СДПГ, причем оказалась единственной женщиной в преподавательском составе. К слову сказать, Курт Эйснер критически высказывался по поводу партийной школы, так как она, на его взгляд, находясь в Берлине, была организована со слишком сильной ориентацией на столицу и и с содержательной точки зрения характеризовалась слишком большой односторонностью. Ему представлялась общеобразовательная концепция, которая на примере повседневности трудящегося класса могла бы сообщить ученикам и ученицам партийной школы основные знания политической теории вместо того, чтобы предаваться надежде, согласно которой партийные школы на протяжении полугода сумеют обучать учащихся обоего пола для становления будущих преподавателей в провинции.4

 

Курт Эйснер, родившийся 14 мая 1867 г. в Берлине вторым ребенком среди четырех братьев и сестер, учился в Асканийской гимназии в предместье Фридрихштадт, характеризовавшейся гуманистической направленностью. Отец зарабатывал средства на содержание семьи как текстильный фабрикант и временами сталкивался с трудностями в финансировании обучения сына. Получив аттестат зрелости, Эйснер принял решение изучать философию и германистику в Берлинском университете Фридриха Вильгельма. В то время как политическая позиция Розы Люксембург сформировалась прежде всего в результате обстоятельного изучения работ Фердинанда Лассаля, Карла Маркса и Фридриха Энгельса, внимание Курта Эйснера сосредоточилось на гносеологических работах Иммануила Канта. Эйснер не смог завершить работу над своей докторской диссертацией, посвященной жизни и деятельности Ахима фон Арнима. Ему пришлось согласиться на предложение работы в качестве журналиста и тем самым закончить учебу, не получив диплома, так как средства у него иссякли очень уж рано – проблема, проходившая через всю жизнь Эйснера, как и Розы Люксембург. От диссертации осталось только 242 страницы собранных материалов; ничего больше не было изложено в письменном виде.

 

С 1890 г. Курт Эйснер писал в том числе для газет «Франкфуртер Цайтунг» и «Хессише Ландесцайтунг». Он работал в литературном отделе, но писал и злободневные материалы, посвященные анализу общественной ситуации. Эйснер переехал в Марбург, где познакомился со специалистом по философии религии Германом Когеном. Неокантианец стал примером для Курта Эйснера и привел его к убежденности в том, что этика Канта осуществима только при социализме.5 Его статьи все более политизировались, а в 1897 г. он опубликовал в журнале «Ди Критик» сатирическое «Письмо провинциала». Содержавшиеся в нем намеки на кайзера привели к девятимесячному лишению свободы за оскорбление величества.6 После освобождения 31-летнего журналиста Вильгельм Либкнехт предложил ему пост главного редактора «Форвертс», центрального органа СДПГ. По-видимому, Либкнехт определял политическую позицию Курта Эйснера между ревизионистами на правом и марксистами на левом крыле социал-демократии.7 Только заняв свою должность, Курт Эйснер стал в 1898 г. членом СДПГ.

 

Как Роза Люксембург, так и Курт Эйснер производил в рядах социал-демократии неблагоприятное впечатление. В то время как он хорошо ладил с Францем Мерингом, Виктор Адлер (СДРПА)8 и Август Бебель входили в число его самых жестоких критиков. «Эстет», «прожектёр», «литератор» и «автор, пишущий для литературного отдела» – таковы были еще самые вежливые выражения, которыми его удостаивали. Он все более втягивался в политические столкновения как с Эдуардом Бернштейном, так и с «ортодоксальными марксистами» в СДПГ.9 На Йенском съезде 1905 г. Эйснер был атакован из-за его сдержанного доклада о массовой политической стачке и революционных событиях в России. Вслед за тем Август Бебель предложил возглавить «Форвертс» Розе Люксембург. После этого уволились шестеро редакторов из круга Эйснера.10

 

Эйснер и Люксембург шли разными путями и в частной жизни. Роза Люксембург оставалась бездетной и после своего фиктивного брака снова не выходила замуж. Вместо этого она в 1907 г. вступила в любовные отношения с сыном подруги и соратницы Клары Цеткин, который был на 14 лет моложе ее. Эйснер женился в 1892 г. на Элизабет Хендрик, родившей ему пятеро детей.  В Нюрнберге он влюбился в Эльзу Белли. Между ними завязались близкие отношения, которые вызвали внутри СДПГ скандал, сначала стоивший Эйснеру перспектив политической карьеры, а затем обрекший на переезд в старую часть Баварии. Только в 1917 г. он развелся с Элизабет Эйснер, чтобы жениться на Эльзе Белли. У них родилось двое детей, Фрея и Рут.11

 

В 1907 г. Эйснер вступил на свой пост главного редактора «Фрэнкише тагеспост» в Нюрнберге. Три года спустя он приехал в Мюнхен, сначала работал редактором в «Мюнхнер пост», а затем основал под названием «Арбайтер-фойлетон»12 небольшое информационное агентство, которое предлагало статьи социал-демократическим газетам. Благодаря этой работе Курт Эйснер установил контакты с деятелями искусств и науки в Мюнхене.

 

В своих статьях и речах Роза Люксембург постоянно боролась против наращивания вооружений, милитаризма и войны. За свое восклицание «Если предполагают, что мы подымем смертоносное оружие против наших французских или иных зарубежных братьев, то мы этого не сделаем» она была 20 февраля 1914 г. приговорена к году тюремного заключения. Но это ее не устрашило, и она продолжала свою антимилитаристскую просветительную работу.13

 

После того, как 4 августа 1914 г. фракция СДПГ проголосовала за военные кредиты для финансирования Первой мировой войны, Роза Люксембург попыталась организовать оппозицию и основала 1 января 1915 г. группу «Интернационал». Этот кружок издавал информационные бюллетени под названием «Политические письма», нелегально распространявшиеся по всей Германии. Статьи подписывались именем «Спартак», что означало отсылку к имени легендарного предводителя восстания рабов в Риме. Газета называлась теперь «Письма Спартака», в результате чего и группа обрела с 1916 г. название «Группа Спартака». В 1917 г. «Союз Спартака» в качестве самостоятельной организации присоединился к вновь основанной НСДПГ14 на ее левом фланге.

 

В противоположность Розе Люксембург Курт Эйснер не распознал на первых порах военную пропаганду о мнимой наступательной войне со стороны России, с которой выступало германское имперское руководство, как правило, подвергавшееся критике в выступлениях политика. Ослепленный этой ситуацией, Эйснер пребывал некоторое время в нерешительности.     Но в конце 1914 г., когда первая критика в адрес войны оказалась задавлена цензурой государственных ведомств, а германская и противостоявшие ей армии погрузились в кровопролитную и парализующую позиционную войну, его охватили серьезные сомнения. Эйснер начал критически рассматривать пропаганду и в дальнейшем стал убежденным пацифистом и противником поджигателей войны во всех странах. На учредительном съезде НСДПГ он вступил в новую партию. Улучшились и его отношения с Розой Люксембург.15

 

В середине 1916 г. Роза Люксембург была без суда и следствия подвергнута так называемому предварительному заключению. До ноября 1918 г. она непрерывно находилась в крошечной тюремной камере в Берлине, Вронке и Бреслау. В общей сложности Роза Люксембург провела в заключении три года и четыре месяца, дольше, чем все остальные социалисты, арестованные во время войны. Об узнице заботилась ее доверенное лицо и секретарь Матильда Якоб, которая доставляла ей политическую информацию, а также контрабандой выносила из тюрьмы статьи и искала возможности публикации. Роза Люксембург использовала время в заключении, чтобы писать: в 1916 г. вышла ее брошюра «Кризис социал-демократии», опубликованная под псевдонимом «Юниус». Кроме того, она написала «Антикритику» на свою работу «Накопление капитала», вышедшую в 1913 г. и вызвавшую большую дискуссию, продолжала работать над своим «Введением в политическую экономию» и писала многочисленные статьи на актуальные темы.

 

Роза Люксембург приветствовала русскую революцию, преисполнившись энтузиазма.  В письмах друзьям из тюрьмы она просила об информации и и сообщениях. В оставшейся фрагментарной работе Люксембург «О русской революции» становится ясным ее признание достижений большевиков. В то же время она жестко указывает на проблемы и трудности: «Без всеобщих выборов; неограниченной свободы печати и собраний, свободной борьбы мнений замирает жизнь в любом общественном учреждении, она превращается в видимость жизни, деятельным элементом которой остается одна только бюрократия. Общественная жизнь постепенно угасает, дирижируют и правят с неуемной энергией и безграничным идеализмом несколько дюжин партийных вождей.  Из-за них страдает действительность»16.

 

Позиции Курта Эйснера относительно русской революции пока еще едва исследованы. Даже если он и склонялся к тому, чтобы при возможности приветствовать успехи большевиков в России, он, как и Роза Люксембург, настойчиво критиковал подход Ленина к проблемам, возникшим в ходе мирных переговоров в Бресте: «То, что […] советуют Ленин и Троцкий, придется оплачивать своей кровью германским, австрийским, итальянским, французским и английским пролетариям. Сепаратный мир – это самое ужасное обострение войны»17.

 

Многочисленных противников войны арестовывали и в Баварии. Поводом для ареста Курта Эйснера стали январские забастовки 1918 г.18 С помощью смелого замысла НСДПГ удалось освободить Курта Эйснера из тюрьмы. Предварительно был создан план выдвинуть его первым кандидатом НСДПГ на предстоявшие внеочередные выборы в рейхстаг, в результате чего можно было прекратить пребывание Эйснера в заключении.

 

3 октября 1918 г. в Берлине принц Максимилиан Баденский был назначен новым рейхсканцлером. Роза Люксембург надеялась на освобождение и просила о помиловании. Вместо этого вышел новый ордер об ее аресте. В то время как Курт Эйснер и Карл Либкнехт были освобождены из заключения уже в конце октября, Роза Люксембург вышла на свободу лишь 8 ноября 1918 г. – за день до того, как Филипп Шейдеман провозгласил германскую республику, а Карл Либкнехт – свободную социалистическую. Роза Люксембург добралась до Берлина только 10 ноября, сразу же посетила товарищей по «Группе Спартак» в помещениях издательства газеты «Берлинер Локаль-Анцайгер» и подписала в печать первый номер «Роте Фане».

 

Став главным редактором «Роте Фане», Роза Люксембург не покладая рук писала для газеты. Редакционная деятельность была отмечена поиском технических возможностей печати и решения проблемы недостатка бумаги.  11 ноября 1918 г. был официально основан «Союз Спартака».  6 декабря офицеры и солдаты рейхсвера предприняли попытку путча против рабочих и солдатских советов. Когда дело дошло до волнений, солдаты рейхсвера убили 16 демонстрантов. Как следствие из этих событий, Роза Люксембург призвала в резолюции НСДПГ выйти из Совета народных уполномоченных19. Только так НСДПГ могла бы завоевать шанс обретения социалистического общества, «в котором политическая власть – в руках большинства пролетариата».20 Ее резолюция была отклонена. 14 декабря Роза Люксембург опубликовала в «Роте Фане» программу «Чего хочет Союз Спартака?» В документе она перечисляла шаги, которые следовало осуществить для гарантирования революции: разоружение полиции и непролетарских военных формирований; вооружение пролетариев, отмена обязанности выполнять приказ, устранение офицеров из Советов; замещение важных постов революционерами, учреждение революционного трибунала и конфискация продовольствия для обеспечения пропитания народа.21

 

Развитие событий в Баварии происходило в ином направлении. 7 ноября 1918 г. сотни сторонников НСДПГ собрались на лугу Терезиенвизе на севере города и потребовали прекращения войны. За этим последовал марш к Мюнхенским казармам, где множество солдат поддержали Эйснера. Наконец, 8 ноября 1918 г. пацифист Эйснер провозгласил Свободное государство Бавария.22 При этом он мог опираться прежде всего на солдат, уставших от войны, организованных, в частности, в Советы. Рабочие были в значительной части убежденными сторонниками социал-демократии большинства (СДПГ). Политика Эйснера была гораздо менее радикальной, чем берлинских спартаковцев, которые, как говорилось, отклоняли участие в Совете народных уполномоченных. В качестве первого в Баварии премьер-министра он создал, сохраняя почти весь чиновничий аппарат, правительство, в котором доминировали социал-демократы. Самые большие успехи этого кабинета, по аналогии с развитием ситуации во всей Германии, заключались в осуществлении восьмичасового рабочего дня, введении социального обеспечения безработных, а также активного и пассивного избирательного права для женщин.23

 

В своих статьях Роза Люксембург по-прежнему целенаправленно обращалась к рабочим и солдатским Советам. Она писала: «Не о том идет сейчас речь – демократия или диктатура. Поставленный историей в порядок дня вопрос гласит: буржуазная демократия или социалистическая демократия. Ибо диктатура пролетариата – это демократия в социалистическом смысле.»24 Роза Люксембург, полная надежды, делала ставку на движение в поддержку Советов.

 

Для Курта Эйснера диктатура пролетариата на русский лад также не была альтернативой. Он осуждал власть большевиков и любое обоснование ее защиты, на основе мнимой «русской отсталости». На его взгляд, Ленин в Москве не создал «демократии [или] социалистического общества», а «не понял» «социализм» как таковой.25

 

В Берлине события стремительно сменяли друг друга. На Всегерманском съезде Советов, состоявшемся с 16 по 20 декабря 1918 г., было принято решение в пользу парламентских выборов и за Национальное собрание. После так называемых рождественских боев между революционной Народной морской дивизией и войсками, близкими к правительству 24 декабря 1918 г., некоторые левые радикалы сочли, что пришло время для основания новой партии. В знак протеста против этих кровавых столкновений представители НСДПГ вышли из Совета народных уполномоченных. На учредительном съезде 30 декабря Роза Люксембург напрасно выступала против предложения бременских левых радикалов избрать название «Коммунистическая партия Германии (КПГ)» и высказывалась вместо этого за название «Социалистическая рабочая партия». Она занимала ясную позицию в пользу участия в выборах в Национальное собрание, опасаясь, что в противном случае КПГ превратится в беззащитный объект репрессий и будет чем дальше, тем больше утрачивать влияние. Но и это предложение было отклонено, хотя и последовало принятие написанной ею программы партии.

 

Курт Эйснер не пошел этой дорогой. Он оставался критически настроенным членом НСДПГ и сохранял в отношении провозглашенных выборов в Национальное собрание свою позицию, сформулированную уже в ночь революции 7 ноября 1918 г: «Следует немедленно назначить народное правительство, опирающееся на доверие масс. Следует возможно более быстро созвать учредительное Национальное собрание, право на выборы в которое имеют все совершеннолетние мужчины и женщины.»26

 

Временная кульминация революционных событий была достигнута, когда газеты сообщили 4 января 1919 г., что должен был быть смещен назначенный НСДПГ берлинский полицей-президент Эмиль Эйхгорн. На следующий день революционные старосты призвали к всеобщей забастовке. Был занят берлинский газетный квартал. В то же время Густав Носке, народный уполномоченный, ответственный за армию и флот, собирал вокруг Берлина добровольческие корпуса и военнослужащих.

 

Как показывает расстановка акцентов на страницах «Роте Фане», КПГ не была подготовлена к новому подъему революционного движения.27 На демонстрацию было указано 6 января 1919 г. только в одной колонке. Напротив, 4 января руководство КПГ решило призвать к свержению правительства. Когда 6 января начались массовые демонстрации, она изменила курс, а 7 и 8 января снова вернулась на исходную позицию. Эти резкие смены курса прослеживаются в статьях Розы Люксембург. Становится ясно, что Роза Люксембург не воспринимала себя как руководителя. Она не давала прямых указаний, а предоставила решение массам.

 

В следующие дни войска, поддерживавшие правительство, и добровольческие корпуса, потопили восстание в крови. Было убито 165 человек. Розу Люксембург шельмовали в прессе как «кровавую Розу», «еврейскую галичанку» и «калеку». На нее и Карла Либкнехта взваливали ответственность за смерть рабочих. Оба жили на нелегальном положении, постоянно меняя квартиры и все время находясь в опасности. 15 января 1919 г. их укрытие было обнаружено.  Военнослужащие гвардейской кавалерийской стрелковой дивизии доставили её в гостиницу «Эден». Офицеры вывели Розу Люксембург из отеля, избили её, а после выстрела в голову бросили в Ландвер-канал. Ей было 47 лет. Её убийцы так никогда и не были осуждены, а другие участники убийства получили лишь мягкие приговоры.28

 

На выборах в ландтаг Баварии, состоявшихся 12 января и 2 февраля 1919 г., НСДПГ, которая получила 2,5 процентов, пришлось признать столь горькое политическое поражение, что Эйснер, уже не один месяц получавший сотни антисемитских и преисполненных ненависти писем, а также многочисленные угрозы убийством,29 решился подать в отставку. Когда он захотел заявить об этом Баварскому ландтагу 21 февраля 1919 г., он сначала находился вместе с несколькими доверенными лицами в здании министерства иностранных дел. Они попытались убедить его идти в ландтаг не по прямой, а предпочесть окольный путь. Феликс Фехенбах, секретарь Эйснера, позже так описывал его реакцию: «В долгосрочной перспективе нельзя избежать покушения, да и убить меня можно только один раз».30 Лишь несколько минут спустя Курт Эйснер был на глазах у всех убит выстрелом в спину, который произвел граф Антон Арко ауф Валлей. Преступник происходил из националистических и шовинистически-антисемитских кругов.

 

Роза Люксембург и Курт Эйснер были товарищами по партии, временными соратниками и политическими соперниками. Они, однако, боролись за общую цель – мирный и справедливый мир для всех людей.

Примечания:

1 Социал-демократия королевства Польского.

2 Социал-демократия королевства Польского и Литвы.

3 Треть своих работ Роза Люксембург написала на польском языке.

4 Vgl. Protokoll über die Verhandlungen des Parteitages der Sozialdemokratischen Partei Deutschlands. Abgehalten zu Nürnberg vom 13. bis 19. September 1908 sowie Bericht über die 5. Frauenkonferenz am 11. und 12. September 1908 in Nürnberg, Berlin 1908, S. 227–229, unter: http://library.fes.de/parteitage/ pdf/pt-jahr/pt-1908.pdf.

5 Vgl. Altieri, Riccardo: Der Pazifist Kurt Eisner, Hamburg 2015, S. 38.

6 Eisner, Kurt: «Ein undiplomatischer Neujahrsempfang, Provinzialbrief XXV», in: Die Kritik 118, 1897, o. S. Наказание он отбывал в тюрьме Берлин-Плётцензее.

7 Vgl. Altieri: Der Pazifist Kurt Eisner, S. 40.

8 Vgl. Zimmermann, John: «Aber das Nichtstun gegen den Krieg ist auch eine Verantwortung für vergossenes Blut». Friedrich Adler und sein Attentat auf den österreichischen Ministerpräsidenten Stürgkh 1916, in: Jacob, Frank/Altieri, Riccardo (Hrsg.): Krieg und Frieden im Spiegel des Sozialismus 1914–1918, Berlin 2018, S. 285–307.

9 Grau, Bernhard: Kurt Eisner 1867–1919. Eine Biografie, München 2001, S. 215.

10 Vgl. Laschitza, Annelies: Im Lebensrausch, trotz alledem – Rosa Luxemburg: eine Biographie, Berlin 2002, S. 228 ff. Инцидент вошел в историю как конфликт в редакции «Форвертс».

11 Altieri: Der Pazifist Kurt Eisner, S. 42 f.

12 Vgl. Steinberg, Swen/Jacob, Frank/Baddack, Cornelia/Ebert, Sophia/Pöschl, Doreen (Hrsg.): Kurt Eisner: Arbeiter-Feuilleton, Bd. 1, 1909–1911 (Kurt Eisner-Studien 2), Berlin 2018.

13 Vgl. Luxemburg, Rosa: Gesammelte Werke, Bd. 7/2, Berlin 2017, S. 817 ff.

14 Независимая социал-демократическая партия Германии.

15 Altieri: Der Pazifist Kurt Eisner, S. 25.

16 Luxemburg, Rosa: Zur russischen Revolution, in: Gesammelte Werke, Bd. 4, Berlin 1974, S. 362.

17 Brief Kurt Eisners an Hugo Haase, München, 29.11.1917, BArch NY/4060/67, Bl. 34. Vgl. hierzu Altieri, Riccardo: Die deutsche «Linke» und die russische Revolution, in: ders./Jacob, Frank (Hrsg.): Die Geschichte der Russischen Revolutionen. Erhoffte Veränderung, erfahrene Enttäuschung, gewaltsame Anpassung, Bonn 2015, S. 314–345, hier S. 325.

18 По поводу важности этого события ср. Eisner, Kurt: Wahlrede vom 12.12.1918, in: Dorst, Tankred (Hrsg.): Die Münchner Räterepublik. Zeugnisse und Kommentare, Frankfurt a. M. 1966, S. 23.

19 Совет народных уполномоченных, состоявший из представителей СДПГ и НСДПГ.

20 Luxemburg, Rosa: Außerordentliche Verbandsgeneralversammlung der USPD von Groß-Berlin, 15.12.1918, in: Gesammelte Werke, Bd. 4, S. 455 ff.

21 Luxemburg, Rosa: Was will der Spartakusbund?, in: Gesammelte Werke, Bd. 4, S. 440 ff.

22 Eisner, Kurt: An die Bevölkerung Münchens, in: Münchener Neueste Nachrichten 71, 1918, S. 1, unter: http://daten.digitale-sammlungen.de/0011/bsb00111932/images/index.html?-fip=193.174.98.30&id=00111932&seite=1.

23 Altieri: Der Pazifist Kurt Eisner, S. 147.

24 Luxemburg, Rosa: Nationalversammlung, in: Gesammelte Werke, Bd. 4, S. 409.

25 Neue Zeitung, 16.1.1919, zit. n. Eisner Freya: Kurt Eisners Ort in der sozialistischen Bewegung, in: Vierteljahreshefte für Zeitgeschichte (VfZ) 43, 1995, S. 407–435, hier S. 434.

26 Eisner, Kurt: Aufruf aus der Na cht zum 8. November 1918, in: ders.: Die neue Zeit, München 1919, S. 5. 27 Vgl. Luban, Ottokar: Die ratlose Rosa. Die KPD-Führung im Berliner Januaraufstand 1919. Legende und Wirklichkeit, in: Rosa Luxemburgs Demokratiekonzept, Rosa-Luxemburg-Forschungsberichte 6, Leipzig 2008, S. 67–117.

28 Vgl. Gietinger, Klaus: Eine Leiche im Landwehrkanal. Die Ermordung Rosa Luxemburgs, Hamburg 2008.

29 Vgl. Jacob, Frank/Baddack, Cornelia (Hrsg.): 100 Schmäh- und Drohbriefe an Kurt Eisner 1918/19, Berlin 2019.

30 Fechenbach, Felix: Der Revolutionär Kurt Eisner. Aus persönlichen Erlebnissen, Berlin 1929, S. 62. Фехенбах, равным образом убитый в 1933 г., правда, национал-социалистами, и его жена Ирма, урожденная Эпштейн, назвали своего старшего сына (1927–2017) в честь Курта Эйснера. Vgl. Flade, Roland: Leben und Tod Felix Fechenbachs, in: ders./Ott, Barbara (Hrsg.): Felix Fechenbach, Würzburg 1988, S. 7–30, hier S. 12.


Статья публикуется в переводе немецкого языка (перевод В.Брун-Цехового)


Об авторах:

Юлия Киллет (Dr. Julia Killet) – доктор философских наук, с 2011 возглавляет региональное бюро Фонда Розы Люксембург в Баварии – Общество Курта Эйснера.

Риккардо Альтиери (Riccardo Altieri) – аспирант Потсдамского университета

Scroll Up