Олег Шеин: Российский капитализм и коронавирус

Олег Шеин: Российский капитализм и коронавирус

Публикуем статью вице-президента Конфедерации труда России Олега Шеина, в которой он представляет свой анализ ситуации в российской социально-трудовой сфере в условиях пандемии коронавирусной инфекции COVID-19. 

Благоприятные стартовые условия

Коронавирус — не всемирный заговор. Карантинные мероприятия приняты и в тоталитарном (отнюдь не коммунистическом) Китае, где людей заживо заваривали целыми подъездами, и в демократической Европе. Везде колоссальные убытки понесла экономика и крупный капитал, стоящий за СМИ и правительствами мира. Отдельные эксперименты в Швеции, Беларуси и особенно Бразилии с попыткой игнорировать проблему показали общественную опасность игнорирования пандемии.

Россия имела ряд выгодных преимуществ, позволявших пройти эпидемию с наименьшими потерями:

— бедность населения и отсутствие массового внешнего туризма;

— низкая плотность населения и низкая частотность коммуникаций между регионами;

— достаточно ответственное население, готовое следовать инструкциям (в этом мы психологически ближе к немцам, чем к итальянцам);

— противоэпидемические традиции, выстроенные еще в период Империи и особенно СССР.

На выходе получилось второе место в мире по числу заболевших (по состоянию на май), но, самое главное, не удалось избежать серьезного падения доходов населения и глубокого политического разворота в настроениях общества, которое власть, очевидно, стремилась избежать.

Почему так получилось?

Безработные

С введением карантинных мероприятий доходы населения рухнули. Работающий класс и так в последние годы жил в кредит. Заработные платы не поспевали за ростом цен и для поддержания прежнего небогатого уровня потребления людям приходилось обращаться в банки. К январю 2020 года долги населения достигли неслыханного уровня в 17 триллионов рублей. Абсолютное большинство жило от зарплаты до зарплаты, не имея никаких накоплений. По официальным данным сбережения имело не более трети домохозяйств.

Поэтому введение «нерабочих дней» поставило многие семьи перед буквальным вопросом: на что покупать хлеб? Это не преувеличение. Автор получил десятки обращений в личную почту от избирателей и сам оказывал им помощь.

В этих условиях отдушиной стало выступление Владимира Путина и данное им обещание ввести пособие безработным в размере прожиточного минимума (12 200 рублей). Однако реалии оказались другими. Это пособие досталось лишь людям, официально потерявшим работу после 1 марта 2020 года. Между тем российский рынок труда отличается высокой балканизацией, огромной долей неофициальных трудовых договоров. Оказавшиеся без работы строители, продавцы, работники сферы услуг получили от государства пособие в 1 500 рублей в месяц, из которых был еще вычтен подоходный налог. Если обращаться к цифрам, пособие в 12 200 рублей получили 25% безработных, а пособие в 1 500 рублей — 60%.

Малый бизнес

Достаточно большой перечень мероприятий оказался предусмотрен для малого бизнеса — освобождение от налогов, выплата зарплаты сотрудникам из бюджета, льготные кредиты. Однако и здесь правительство ввело свои ограничения. Меры поддержки были жестко ограничены ОКВЭДами (Объединенными классификаторами видов экономической деятельности). В результате льготами смогли воспользоваться не более 12% от всех индивидуальных предпринимателей и малых предприятий.

 Врачи и медперсонал

Вся любовь чиновников к врачам закончилась там, где возник вопрос о деньгах. Хотя Владимир Путин с первых дней «режима самоизоляции» объявил о доплатах врачам и медсестрам, по итогам получения апрельской зарплаты по всей стране вспыхнули выступления медиков. Люди получили непонятные выплаты, очень часто не превышавшие символических сумм в две — три тысячи рублей.

В ходе суетливых разбирательств на самом высоком уровне выяснилось, что Минздрав рекомендовал оплачивать труд врачей исходя из времени работы с инфицированными коронавирусом. Привыкшие к режиму «строгой бюджетной экономии» губернаторы все поняли правильно и стали высчитывать поминутные графики. Потребовалось личное вмешательство президента и подключение Генпрокуратуры, чтобы изменить эту практику.

Однако, жульничество с зарплатами нисколько не исчезло. Самым ярким примером стало 415-е постановление правительства. В соответствии с ним доплаты из федерального бюджета должны были получить работающие не только с коронавирусом, но и с группами риска (пенсионеры, беременные, астматики и т.п.). Однако те, кто работал с группами риска, не получили из федерального бюджета ничего.

Поддержка семей с детьми

Единственным направлением, которое можно назвать достаточно успешным, стала поддержка семей с детьми. Демография и будущее страны является, очевидно, личной чувствительной темой для Владимира Путина. Поэтому здесь был принят каскад мер, следовавших одна за другой: выплаты семьям с маленькими детьми, имеющим право на маткапитал; выплаты семьям с маленькими детьми, не имеющим права на маткапитал; выплаты малообеспеченным семьям с детьми в возрасте от 3 до 7 лет; выплаты всем семьям с детьми в возрасте от 3 до 16 лет.

О востребованности этих решений гражданами свидетельствует один факт: число обращений на сайт Госуслуги.ру за пособиями достигло 40 000 в минуту.

Отличительной чертой этих мероприятий стал отказ от адресности. Неолиберальные схемы были отставлены в сторону, поскольку противоречили самой логике желания Владимира Путина поддержать семьи с детьми. К сожалению, этот пример оказался единственным.

Пневмония

Одной из тем, крайне неудобных для властей, но требующих пристального общественного внимания, стала история с внебольничной пневмонией. Внебольничной — то есть приобретенной не в больнице, а где-то на работе, на улице, дома и т.п.

Ни для кого не секрет, что коронавирус поражает легкие и пневмония является его обычным спутником.

Первые вопросы возникли по Санкт-Петербургу. Выступая 13 мая перед депутатами заксобрания, губернатор Александр Беглов сообщил, что коронавирусом в городе заразилось 8 485 человек, из которых умерли 63. В то же время внебольничную пневмонию подхватили 11 223 человека, из которых умерли 694. Смертность составила, соответственно, 0,7% и 6,2%.

Буквально через три дня взорвалась ситуация в Дагестане. Катализатором стала необходимость выплаты компенсаций родственникам погибших врачей. После чего выяснилось, что при официальном числе умерших от ковида в 27 человек, только врачей и медсестер погибло свыше сорока, а по словам Верховного муфтия — более 50-ти. И здесь вновь возникла тема внебольничной пневмонии. Как заявил министр здравоохранения республики, из 3 280 заболевших коронавирусом погибли 27 (0,8%), а из числа 13 697 заболевших пневмонией — 657 (6%).

Очевидно, что для понимания реальной смертности в стране следует изучать статистику по легочным заболеваниям, хотя опыт предшествующих лет показывает, что российское чиновничество может ловко спрятать ее в «прочие причины».

Наступление на социальные и политические права

Зато власти и стоящий за ними крупный капитал безусловно преуспели в наступлении на социальные и политические права граждан.

23 мая Государственная Дума голосами фракций «Единой России», КПРФ и ЛДПР фактически отменила Трудовой кодекс. Отказалась голосовать за это решение только тесно связанная со свободными профсоюзами фракция «Справедливая Россия». В результате в России был принят уникальный для мировой практики акт, когда трудовые отношения регулируются правительственными постановлениями и в случае противоречия Трудового кодекса и решения правительства в любом случае действует решение правительства.

Нормой оперативно воспользовалось Объединение промышленников и предпринимателей, которое предложило ускорить процесс увольнения сотрудников в 4 раза (сейчас об увольнении работников по сокращению штатов сотрудник уведомляется за два месяца, предложено сократить срок до двух недель).

Был нанесен решительный удар по избирательной системе. В стране фактически отменена тайна голосования. Сделано это через введение модели голосования через Интернет или по почте. В российских реалиях это означает, что за спиной врача, учителя и рабочего муниципального предприятия будет стоять начальник и смотреть, на какую кнопку смартфона нажимает при голосовании сотрудник.

Сложнее оказалось выстроить систему штрафов и электронного контроля. Сами по себе карантинные мероприятия в условиях эпидемии абсолютно оправданы и необходимы. Однако очень часто они оказались совершенно безадресными, оставляя в стороне реальных нарушителей правил (поэтому столь много заразилось пренебрегавших масками чиновников) и разоряя убийственными выплатами людей, пошедших в супермаркет за детскими продуктами. Безотносительно того, имеем мы дело здесь с умыслом или просто с некомпетентностью, очевидно, что меры электронного контроля, опробированные в ходе эпидемии, могут быть использованы и для контроля над обществом после завершения пандемии.

Выводы

Российское капиталистическое государство показало свою низкую эффективность. Сильное государство — это не то, которое может с помощью дубинок полиции разогнать собственных граждан, а то, которое может преодолеть с минимальными потерями для общества серьезные вызовы. В данном случае рецепт был понятен изначально: короткий жесткий карантин для адаптации системы здравоохранения и пресечения эпидемических цепочек. Реализация такого сценария требовала, чтобы у людей был полон холодильник.

Однако кормить население в период пандемии власти не собирались. Неолиберальные методы «адресности» в помощи гражданам вполне ожидаемо свелись преимущественно к неубедительной пиар-компании, что ясно подтверждается приведенными выше цифрами и примерами. Вполне естественно, что оказавшиеся без денег люди стали массово игнорировать «режим самоизоляции» и искать за противоэпидемическими мерами злокозненные происки.

Серьезный удар был нанесен по экономике. Число безработных, по оценкам Алексея Кудрина, достигнет отметки в восемь миллионов человек. Вновь напомнили о себе оставшиеся казалось бы в далеком прошлом ограбления и уличные перестрелки — пока в единичных примерах, но все понимают, что преступность порождается отсутствием пособий по безработице.

Последствия для здоровья населения трудно оценить и остается надеяться, что вирус выдохнется сам по себе и будет сформирован тот самый коллективный иммунитет.

Самый главный вывод тоже очевиден: такие глобальные угрозы как эпидемия могут быть преодолены только социалистическими мерами: развитой системой общественного здравоохранения и общественными фондами, позволяющими обеспечивать высокие пособия безработным и помощь малому бизнесу как серьезному генератору рабочих мест.

Альтернатива этому  даже не продолжение status quo, оно невозможно в меняющейся внешней среде. Альтернатива демократическому социализму — «Железная пята» по Джеку Лондону, диктатура олигархии. И эпидемия коронавируса это ярко подтвердила.

 

Об авторе: 

Олег Шеин, вице-президент КТР, депутат Государственной думы

Оригинал статьи: http://ktr.su/content/news/detail.php?ID=6890

Scroll Up