Констанце Кризе: НЕОЖИДАННОЕ ГРЕХОПАДЕНИЕ?

Констанце Кризе: НЕОЖИДАННОЕ ГРЕХОПАДЕНИЕ?

Замечания к „исторической» резолюции Европейского парламента от 19 сентября 2019 года

Отказ от борьбы против антисемитизма

В ходе слушаний комитета Европарламента по культуре, посвященных межкультурному диалогу и состоявшихся в сентябре 2015 г., Барри ван Дриль (1) рассказал о результатах исследования, которое раскрывает стремительное падение уровня знаний о Холокосте среди молодежи. (2) Спустя лишь несколько недель после терактов в Париже в ноябре 2015 г. принимается доклад о «Роли межкультурного диалога, культурного многообразия в поддержке и развитии основных ценностей ЕС». (3)  Напрасно искать в этом докладе «борьбу против антисемитизма». (4) После терактов в Париже в ходе дебатов, направленных прежде всего на ужесточение внутренней политики, антисемитизм сводился скорее к импорту из исламских стран за пределами Европы. В докладе о межкультурном диалоге было принято решение описать антисемитизм как «…форму дискриминации и расизма», которая не требует отдельного упоминания.

То обстоятельство, что парламент в 2016 году отказывается от борьбы против антисемитизма в качестве политической задачи дня, практически не удостоилось какого-либо внимания СМИ. И в более респектабельных параграфах последней резолюции Европарламента об истории от 19 сентября 2019 года (5) борьба против антисемитизма не упоминается, хотя в них речь идет как раз о начале Второй мировой войны.  В статье 7 говорится: «Европарламент «осуждает, пересмотр истории в некоторых странах-членах ЕС и прославление лиц, сотрудничавших с национал-социалистами; он озадачен растущим согласием с различными видами радикальной идеологии и возвращением фашизма, расизма, ксенофобии и других форм нетерпимости в Европейском Союзе и озабочен тем, что согласно отчетам в некоторых странах ЕС дело доходит до договоренностей ведущих политиков, политических партий и правоохранительных органов с радикальными, расистскими и ксенофобскими движениями различных оттенков; он призывает государства-члены самым решительным образом осудить подобные действия, поскольку они выхолащивают ценности ЕС – мир, свободу и демократию.» (6)

Через 80 лет после начала второй мировой войны фашизм исчезает за спиной антикоммунизма

Резолюция об истории от сентября 2019 года основывается на проектах фракции Европейских консерваторов и реформаторов (ЕКР) и Европейской народной партии (ЕНП). (7) В качестве их представителей можно назвать депутата от Литвы Расу Юкневичене (ЕНП), в прошлом министра обороны Литвы, и депутата Анну Фортыгу от польской партии Право и справедливость, до 2007 г. — министр иностранных дел. Они основали межфракционную рабочую группу, занявшуюся реализацией этой резолюции.

После переговоров с социал-демократами и либералами (8) резолюция «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы» была принята подавляющим большинством голосов — от крайне правых партий и до зеленых. 535 (82%) депутатов проголосовали за резолюцию, 66 (10%) депутатов – против. За исключением двух воздержавшихся вся фракция Объединенных европейских левых проголосовала против. 52 (8%) депутатов при голосовании воздержались. (9)

Вводная часть резолюции опирается на исторические и политические заявления и резолюции различных учреждений ЕС и государств-членов. Эта «преамбула» сама по себе читается как история доктрины тоталитаризма в ее эволюции, как отождествление национал-социализма и сталинизма. День 23 августа был объявлен в 2008 году Европейским днем памяти жертв сталинизма и национал-социализма, что уже было крайне сомнительно, но уже три года спустя он стал «Днем памяти жертв тоталитарных режимов». Семь лет спустя, в 2018 году в совместном заявлении представителей государств-членов ЕС 23 августа называется «Днем памяти жертв коммунизма». Таким образом, потребовалось десять лет, чтобы превратить релятивизм в отношении германского фашизма до 1945 года в чистый антикоммунизм.

Во второй статье декларативной части (10) закрепляется следующее изложение начала Второй мировой войны: «…подписание коммунистическим Советским Союзом и национал-социалистическим Германским Рейхом Договора о ненападении, известного как Пакт Гитлера-Сталина, и секретных протоколов к нему 80 лет назад, 23 августа 1939 г., стало основой для раздела суверенных территорий Европы между двумя тоталитарными государствами и распределения сфер их интересов, что задало направление Второй мировой войны». (11)

Это закрепленное в политическом документе описание истории определяется, во-первых, ожесточенным противоборством между современной польской и российской исторической политикой (12), но своими корнями уходит в сохраняющееся игнорирование Западной Европой восточноевропейских исторических дебатов и практики исторической политики. Двое дерутся — третьи смеются.  В Европе – это как раз реваншисты, правые экстремисты, а также глубоко укоренившийся, прежде всего, западногерманский антикоммунизм. Эти политические стратегии и борьба вокруг соответствующих им нарративов начинаются сразу после войны и служат формированию конструкции обороны от коллективной вины. В такой аранжировке последний спор между польским и российским правительством вокруг памяти жертв Холокоста сопровождается в основном чисто «западноевропейскими» комментариями. (13)

 

Коленопреклонение Вилли Брандта в Варшаве с польской точки зрения

В 1970 году пугающие 48 процентов немцев в Западной Германии посчитали коленопреклонение Брандта у мемориала Варшавского гетто чрезмерным. В польском обществе, напротив, сначала было совершенно непонятно, к кому относился этот жест примирения — к еврейскому сопротивлению 1943 года или также и к восстанию в Варшаве 1944 года. (14) Социалистическая Польша склонилась в 1970 году – в том числе и в связи с длительным отказом признавать границу по Одеру-Нейсе – в сторону гегемонистского западноевропейского праздника – просить прощения у всех поляков. (15) Однако в 2011 году Адам Кжеминский  поучал Западную Европу: «Несомненно, исторический жест Вилли Брандта действует в Германии и западных странах сильнее, чем в Польше. В период трансформации в Польше по понятным причинам говорили больше о Катыни и всех прочих замалчивавшихся местах польского мученичества в Советском Союзе, чем о геноциде в Освенциме, этом старом огосударствленном ритуале. В нескольких сотнях метров от сортировочной площади и мемориала в память 300 тысяч евреев из Варшавского гетто, отправленных с вокзала в Данциге в газовые камеры Треблинки, сегодня стоит памятник более чем миллиону поляков, исчезнувших после 1939 года в сталинских лагерях… Хотя этот памятник не составлял конкуренции сортировочной площади, его все же иногда так воспринимают, тем более, что «польско-еврейское соревнование жертв» стало очевидным и за пределами Польши самое позднее в 1997 году — в ходе спора о крестах в каменоломне рядом с концлагерем Освенцим. Проблема в том, что многие поляки убеждены: для мировой общественности они — «жертвы второго сорта», потому что в культуре памяти есть место только первичным или «абсолютным жертвам» — жертвам шоа». (16)

Составные части государственной исторической политики Восточной Европы

Латвийский музей оккупации в Риге, игнорирующий окончание второй мировой войны, рассматривает половину столетия —  с 1940 по 1991 годы — как оккупацию, которая началась вторжением Красной Армии в Прибалтику 15-16 июня 1940 года. В свете такой историографии нападение Германии на Советский Союз в 1941 году маргинализируется, хотя в Риге впоследствии размещалась администрации генерального комиссара по генеральному округу Латвия. В рижское гетто и многие концлагеря были привезены евреи из Берлина, Вены и Терезиенштадта. Только в период c 30 ноября по 9 декабря 1941 года были уничтожены 27 500 евреев. Однако сотрудничество с германскими нацистами отрицается.

Похожая историческая политика отрицания вины началась с закона об истории в Польше 2018 года, в котором зафиксировано, что «польской нации нельзя приписывать ответственность или часть ответственности (…) за преступления нацизма». Этот закон вполне правомерно вызвал возмущение польских и европейских историков и еврейских организаций, поскольку он также содержит положение о возможном наказании за разработки, раскрывающие коллаборационизм и т.п. (17)

Почему фальсификации истории закрепляются по всей Европе?

В резолюции 2019 года не найти ни слова о 27 миллионах погибших, которых Советский Союз потерял после вторжения германского вермахта и в ходе освобождения, совместно с союзниками, Европы от этого террора. Говорить в ней об Освенциме без констатации освобождения лагеря Красной Армией, является фальсификацией истории. (18)

Однако проблемой этой резолюции является не только полная пробелов, пронизанная антикоммунизмом историография. В принятом тексте – в духе релятивации ответственности и вины за преступления Второй мировой войны — легитимируются запреты коммунистических организаций и репрессии против левых организаций в послевоенное время. Никто не должен впадать в иллюзию, что «бумага стерпит» пересмотр ценностей. Упомянутые выше авторы резолюции планируют созвать конференцию, цель которой выяснить — почему Вторая мировая война не закончилась в мае 1945 года.

 

Тоталитаризм в архитектонике уравнения: Дом европейской истории в Брюсселе

«Да, мы и хотели спровоцировать», — заявила главный куратор д-р Андреа Морк, обращаясь к членам комитета по культуре во время экскурсии (19) по Дому европейской истории в Брюсселе, открытому в 2016 году как учреждение ЕС спустя несколько дней после принятия резолюции. В разделе ХХ века этого музея к началу второй мировой войны подводят симметрично расположенные, аналогичные по размерам экспозиции о двух диктатурах в Германии и Советском Союзе. Ежедневно музей посещают много молодых экскурсантов, которым раздают планшеты для получения фоновой информации.  Равноценное сопоставление авторитарных политик в Германии и Советского Союзе они не интерпретируют как провокацию, они сталкиваются с изначальной релятивацией германского фашизма, и такой взгляд вообще не является предметом дискуссии.

Конечно, в музее слишком мало места. Начальный раздел – откуда происходит культурное пространство Европы – вполне удачное и близко к исследованиям Фернана Броделя. Европа представляется как историческая смесь влияния  Аравийского полуострова, Северной Африки и северного Средиземноморья. Осмысление тысячелетней истории миграции и интеграции, казалось бы, очевидно. Но подводные камни начинаются задолго до ХХ века. Отсутствие европейской колониальной истории по меньшей мере столь же неприемлемо, как и архитектурно инсценированный тоталитаризм.

С чего начать? Что дальше?

Историческая резолюция Европарламента 2019 года не является неожиданным грехопадением. Главная заповедь: просвещать, просвещать, просвещать! Левые могут ориентироваться на традиции работы негосударственных исторических обществ и транснациональных исследований, определившие региональное и научное осмысление национал-социализма в 70-е годы и с 90-х годов ХХ века.

В борьбе против исторической политики институций ЕС, основанной на тоталитаризме и антикоммунизме, мы можем опереться на многие региональные подходы. Брюссельское бюро Фонда Розы Люксембург уже давно вместе с левой фракции в ЕП занимается политическим просвещением по критической истории.  При этом возникла идея разработать альтернативные экскурсии по Дому европейской истории. Мы должны этого хотеть, работать над этим и финансировать, чтобы соответствовать задаче конструктивного участия левых в исторических дебатах. Даже если это и происходило раньше, то теперь превратилось в крайне важное поле политической борьбы.  На пороге юбилея 8/9 мая.

 

*Об авторе:

д-р Констанце Кризе (Dr. Konstanze Kriese) – по образованию культуролог, окончила Гумбольдтовский университет в Берлине (1985 г.), исследовала отношения производства и искусства на примере рок-музыки в ГДР (1988 г.), после объединения работала в Партии демократического социализма/Ди Линке и Европейской левой партии, с 2015 года — сотрудница левой фракции в Европарламенте (бюро депутата Мартины Михельс), занимается вопросами культуры, медиа и сетевой политики, имеет публикации по истории культуры и социальным вопросам.

 

 

Примечания к тексту:

  • Материал слушаний по теме “Intercultural dialogue and education for mutual understanding”, подготовленный Барри ван Дриль,  представителем  Международной ассоциации межкультурного воспитания.   См. Folie 3: The example of Holocaust Education,                  https://www.europarl.europa.eu/cmsdata/87329/VanDrielPresentation15092015.pdf; см. Также  van Driel, B. (2015). ‘Teaching about and teaching through the Holocaust: insights from (social) psychology.’ В: Zehavit Gross and Doyle Stevick (Eds.)  As the Witnesses Fall Silent: 21st Century Holocaust Education in Curriculum, Policy and Practice, Springer, 95-107.
  • Кроме того, ван Дриль подверг критике полное равнодушие при отборе и подготовке педагогов и воспитателей, межкультурные компетенции которых во многих европейских странах вообще не проверяются. Мультикультурный континент Европа, по его мнению, не имеет ни межкультурной компетенции, ни многоязычия, как показывают результаты исследования отбора и критериев подготовки.

 

 

  • К сожалению, четкое упоминание борьбы против антисемитизма, содержавшееся в поправке Мартины Михельс, которая была теневым докладчиком от Европейских объединенных левых и смогла найти компромиссные подходы, было в итоге заменено расплывчатым понятием расизма.  Аналогичный процесс проходил в том же году в начале созыва парламента при попытке создания межфракционной рабочей группы, которая планировала заняться борьбой с антисемитизмом. Было заявлено примерно следующее: создание подобной рабочей группы не является необходимым, поскольку в парламенте уже есть рабочая группа по расизму.

 

 

Первоначальный проект резолюции фракции Европейских консерваторов: https://www.europarl.europa.eu/doceo/document/B-9-2019-0098_DE.html

 

  • Здесь приводится обзор проектов, представленных Европейской народной партией, Европейскими консерваторами и реформаторами, социал-демократами и либералами: https://www.europarl.europa.eu/doceo/document/RC-9-2019-0097_DE.html

 

 

  • См. Протокол голосования, с. 24 и след.: от социал-демократов из Германии лишь Дитмар Кёстер и независимый депутат Мартин Зоннебом проголосовали против. Abstimmungsprotokoll, S. 24 f.: https://www.europarl.europa.eu/doceo/document/PV-9-2019-09-19-RCV_FR.pdf

 

  • Проекты резолюций Европейского парламента имеют рекомендательный характер для комиссии ЕС, они формулируют рабочие проекты или планируемые законодательные инициативы. В их структуре в декларативной части приводятся основные международные и европейские документы или события, предшествовавшие содержанию данной резолюции. За ними следуют «причины усмотрения», дающие общественно-политическую основу и одновременно представляют собой политические оценки истории и современности, которые должны подтвердить необходимость содержания данного решения. В последующих главах: 1 – х формулируется конкретное содержание резолюции с выводами для работы в институтах ЕС.

 

 

  • Holocaust Gedenken: Konferenz in Yad Vashem soll Feierlichkeit in Auschwitz den Glanz nehmen“, Adam Krzemínski im Gespräch mit Dirk-Oliver Heckmann, 23.1.20201

 

 

  • Krzemiński, Adam: Der Kniefall. Warschau als Erinnerungsort deutsch-polnischer Geschichte. In: Merkur 54 (November 2000), Heft 11, S. 1077–1088

 

  • Cм. Corinna Felsch und Magdalena Latkowska: Brief der (Polnischen) Bischöfe und Willy Brandts Kniefall, In: Verfrühte Helden? – Deutsch-Polnische Erinnerungsorte, 2011, 396-414

 

  • Там же, S. 1088

 

 

  • „Подобные фальсификации и опущения никогда не могут быть основой для «общей памяти» и еще меньше – для общего учебного плана преподавания истории в школах», как это рекомендует резолюция. Они не могут быть и платформой для общеевропейского дня памяти жертв тоталитарных режимов. И в еще меньшей степени они могут служить оправданием сноса памятников и мемориалов, переименований парков, площадей, улиц и т.д. во имя борьбы против неопределенного тоталитаризма, что в действительности дает повод стереть однозначные уроки истории и погасить память о тех, кто пожертвовал собой для победы над фашизмом»,- так утверждают политики и ученые из Netzwerk Transform! Europe и примерно то же звучит в критике Международной федерации борцов сопротивления/Союза антифашистов (FIR) от 23 сентября 2019 г. См.: Baier, Walter, Castellina, Luciana, Liguori, Guido: Die Vergangenheit korrekt erinnern, 5. 10.2019; https://europa.blog/die-vergangenheit-europas-korrekt-erinnern/

 

  • Автор участвовала в этой экскурсии по музею.

 

Scroll Up