К памятной дате

К памятной дате

100 лет назад — 15 января 1919 года — оборвалась жизнь Розы Люксембург, одной из «икон» социалистического движения. И одной из немногих женщин, возможно, единственной, чья центральная роль в нем неоспорима. Блестящий автор и прозорливый теоретик, вдохновенный оратор, энергичный политик и организатор, не в последнюю очередь также лирический хроникер своего бурного времени и жизни (только опубликованные письма составляют 6 томов).

Сегодня нет, пожалуй, никого, кто бы не знал, кем была Люксембург, многие вспомнят ее крылатые цитаты. В то же время занятия ее творчеством часто являются поверхностными, в том числе в левых кругах. Некоторые из ее высказываний, как «свобода инакомыслящих», вошли в политический мейнстрим, отчуждены и перетолкованы в чуть ли не антисоциалистический лозунг.

Что из мышления и действий Люксембург может быть перенесено в современность  — для осмысления актуальных вызовов, для борьбы с правой опасностью, глубоким кризисом политического и чрезвычайной слабостью левых? Что думала Люксембург о соотношении партий и движений? Как она относилась к интернационализму? Была ли она феминисткой — или как могут ссылаться на нее левые феминистки? Как она подходила к противоречию между реформой и революцией? И чему мы можем у нее научиться в самом решающем вопросе — вопросе организации?

В своей убежденности в том, что это общество может и должно быть другим, она является для нас примером — и в уверенности, несмотря на политические поражения, в будущем радикальной эмансипации.

Публикуем предисловие к новой книге немецкого философа и теоретика Михаэля Бри «Открыть Розу Люксембург снова» (издательство VSA: Verlag Hamburg). В 2017 году в России в издательстве «Логос» вышла его работа «Открыть Ленина заново». Новая книжка — своеобразное продолжение этой серии, и мы планируем вскоре познакомить с ней российского читателя.

«Роза Люксембург — это не забытая страна. Ее вспоминают в тот исторический час, когда прорываются замороженные отношения господства, когда люди хотят сами определять свою судьбу. Это относится и к сегодняшнему дню, когда элементы варварства и тоталитарной власти, иcключения и эксплуатации превращаются в мощные тенденции, что требует не просто сопротивления — а собственного прорыва.

Какое значение имеет творчество Розы Люксембург для современных попыток стратегически обосновать левую социалистическую политику? Как соотносятся реальные подходы к этой задаче в Европе, Латинской Америке, США, Африке или Азии с позициями, которые Роза Люксембург отстаивала 100 лет назад? Теория накопления Люксембург, ее представления о массовых акциях, демократии и свободе, критика диктатуры государственной партии и участия социалистов в буржуазных правительствах — и сверх того — ее собственная, очень личная позиция в этих конфликтах вызывали все новые волны публикаций.

Меня прежде всего интересует стратегическая потребительская ценность наследия Розы Люксембург, а не отдельно взятые те или иные из ее политических взглядов или теоретических видений. При этом в центре всегда было следующее: для Люксембург важнейшим вопросом левой политики было то, КАК соединить очень конкретную борьбу за продвижение самых насущных интересов с целью социалистического преобразования общества. Здесь для нее проходил водораздел между политикой приспособления к существующим отношениям и политикой, направленной на их освободительное изменение.

Правда заключена, на мой взгляд, в противоречивой совокупности творчества Люксембург, а не в той или иной ее фразе. И эта правда конкретна, она трётся о реальные противоречия, скреплена с ними. Люксембург хотела добиться эмансипаторской дееспособности в сгущающемся мраке времени. При этом она боролась против бессилия и отчаяния, показывала, где возникали возможности для того, чтобы женщины и мужчина, рабочие, массы, как она это называла, в своих собственных интересах, исходя из собственных взглядов, при помощи собственноручно созданных форм организации могли брать дело в свои руки. К конкретной правде относится также и то, что через эту неукротимую решимость добиваться солидарной эмансипации проступают оковы, представляющие из себя отжившие подходы в мышлении и поведении, организационные структуры и культуры. Становится очевидным, как трудно создать новые. Об этом свидетельствует ее собственная последняя большая попытка — создание Коммунистической партии Германии.

Роза Люксембург не была в первую очередь теоретиком, как Маркс, или партийным лидером, как Бебель или Ленин. Основным полем ее деятельности были журналистика и публичные выступления. Как она говорила, на одном из съездов СДПГ, «единственным средством насилия, ведущим нас к победе, является социалистическое просвещение рабочего класса в повседневной борьбе»1. Впрочем, она оставила и научные труды — диссертацию и экономические сочинения. И в качестве партийного лидера она действовала в среде польской социал-демократии и в 1918 году стала одним из основателей КПГ. Однако главным в ее работе было письменное и устное слово, обращенное к рабочим. К ним она хотела обращаться напрямую, побуждать их к самостоятельным действиям, помогать соответствовать требованиям времени. Этому соответствовало и ее представление о руководстве: оно отражает ее убежденность в том, что задача социалистической партии не в том, чтобы, как она говорила, по команде приводить массы в действие. «Долг лишь в том, чтобы всегда бесстрашно >говорить то, что есть< (это ее любимое выражение Фердинанда Лассаля — М.Б.), т. е. чётко и ясно предъявлять массам их задачи в текущий исторический момент и прокламировать лозунги, вытекающие из этого положения»2

В центре — «говорить то, что есть». Для нее это означало также и прежде всего говорить то, что должно быть. И это «должно быть» имело критерий — критерий человечности.

Необычайная притягательность Люксембург состоит в том, что она вступала в особую корреляцию с теми, к кому она обращалась. Из этого вытекали ее язык, ее тон и манера держаться. Ей хотелось, чтобы те, с кем она искала общения, обретали силу самостоятельно строить жизнь, проявлять солидарность, сопротивляться — и все это по своей воле, в результате свободного разговора друг с другом, при полной открытости и бескомпромисности. Того, чего она добилась для себя, в том числе в тюрьме и в гонениях — свободы — она хотела для всех. Но свободы не как неопределенности, а свободы как наполненной жизни в долгу перед другими.

Начиная с «указа о социалистах» 1890 года, во время первой мировой войны,и после нее Люксембург подводит итоги стратегии СДПГ, в теоретическом обосновании которой она усматривает своего рода «эрзац-марксизм». С этим связана базовая марксистская школа, которую она прошла в польской социал-демократии, сначала в Варшаве и потом в эмиграции в Цюрихе. Докторской диссертацией она пыталась обосновать социал-демократичесчкую стратегию учрежденной ей партии Социал-демократия Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ).

На фоне политической стагнации в немецкой и западноевропейской социал-демократии после 1900 года и в связи с русской и польской революциями 1905 года Люксембург стремилась разработать наступательную концепцию революционной реальной политики, в центре которой находились бы массовая забастовка и другие формы прямой массовой акции. Необхоимо было преодолеть фиксацию на чисто парламентской и профсоюзной борьбе и агитации. В условиях отката левых в СДПГ после 1905 года важную роль для их стратегии сыграла большая работа Люксембург «Накопление капитала». Спор с взявшими власть в ноябре 1917 году в России большевиками и знаменитая статья «О русской революции» резюмируют противоречия ее понимаания социализма и подводит их к последней черте. Меньше десяти недель остаются в распоряжении Люксембург после освобождения из тюрьмы, чтобы практически-духовно вмешаться в немецкую революцию.

Самое важное, что оставила нам Роза Люксембург, — это задача человеческим способом сделать мир более человечным».

1 Rosa Luxemburg GW 1.1: 239

Из речи на партийном съезде СДПГ 3-8 октября 1898 г. в Штутгарте «Об отношении тред-юнионистской к политической борьбе»

2 Rosa Luxemburg GW 4: 289

Из статьи «Альтернатива», Spartacus, Nr. 6. (август 1917 г.)

Поделиться:
Scroll Up