Роковое 6 июля 1918 года: правда и вымысел

Роковое 6 июля 1918 года: правда и вымысел

6 июля 1918 года в Москве по решению руководства партии левых социалистов-революционеров был убит германский посол граф фон Мирбах, что стало сигналом для начала вооруженных столкновений, вошедших в историю как левоэсеровский мятеж.

К 100-летию июльских событий 1918 года Российский государственный архив социально-политической истории, Государственная публичная историческая библиотека и московский филиал Фонда Розы Люксембург подготовили серию публичных просветительских и научных мероприятий.  28 июня 2018 года в Москве прошла презентация сборника документов и материалов «Партия левых социалистов-революционеров», вышедшего в издательстве РОССПЭН и подготовленного Центром документальных публикаций РГАСПИ. Затем состоялись показ художественного фильма «Шестое июля» (снят в 1968 режиссером Юлием Карасиком) и встреча с участниками съемочной группы.

После кинопоказа была организована пешая экскурсия под руководством историка и журналиста Олега Фочкина (эколого-культурное объединение «Слобода»)  по местам событий 6-7 июля 1918 г. — от Большого театра, где проходил Пятый Всероссийский съезд Советов, к Лубянке и по бульварам до Трёхсвятительского переулка в районе Солянки, где находился совместный штаб Боевого отряда ВЧК и ЦК левых эсеров. Заключительная часть памятного дня прошла в здании ГПИБ в Старосадском переулке. Ее открыл директор библиотеки Михаил Афанасьев, представивший историко-документальную выставку «Шестое июля: правда и вымысел». С авторской лекцией выступил ведущий специалист Центра документальных публикаций РГАСПИ, профессор Ярослав Леонтьев.

Собравшиеся услышали много малоизвестных подробностей июльских событий, оценок движущих мотивов, замыслов и альтернативных сценариев развития кризиса. Покушение на германского посла было связано с надеждами на немедленное начало войны с Германией, смычку с левыми коммунистами и поддержку настроений масс, т. н. «дым коромыслом» в Москве и вокруг нее, по выражению Марии Спиридоновой. Раскол и конфликт левых эсеров и коммунистов-большевиков был неизбежен. Как писала в то время Роза Люксембург, «такой внутренний конфликт и раскол гетерогенных элементов революции был неизбежен сам по себе, как это происходит при прогрессирующей радикализации в любой восходящей революции. Но теперь возник действительный конфликт из-за господства германской сабли над русской революцией. Германский империализм — это стрела, засевшая в теле русской революции». * Здесь и далее цитаты из статьи Розы Люксембург «Русская трагедия» (по изданию: Роза Люксембург «О социализме и русской революции», М., Политиздат, 1991, стр. 301-306)

Круглый стол после лекции проявил многообразие мнений в подходе к вопросам Брестского мира и последующего разрыва большевиков и левых эсеров. Шестое июля: заговор, мятеж, восстание, вооруженное выступление или демонстрация? Штаб обороны ПЛСР в Морозовском особняке: обороны от немцев или большевиков? Левые эсеры готовились и стремились к власти, хотя их шансы на успех были сравнимы с теми, которые были у декабристов, считает Я.Леонтьев. Сравнение с декабристами употребил и известный историк Александр Шубин из Института всеобщей истории РАН. «Загадка Спиридоновой» — это состояние оцепенения, пассивности в решающий момент. Похожие ситуации в современной истории нередки, это и декабристы, и Корнилов в 1917 году, ГКЧП  или мятеж в Турции в июле 2016 г.

В заключении дискуссии вспоминали и обильно цитировали статью Розы Люксембург «Русская трагедия», одну из немногих и менее известных, чем «Рукопись о русской революции», ее реакций на установление советской власти в России. Приведем здесь некоторые из ее страстных и провидческих оценок «русской революции» из статьи «Русская трагедия» 1918 года.

«… социал-демократия издавна отвергала индивидуальный террор, но только потому, что противопоставляла ему массовую борьбу как более действенное средство, а не потому, что предпочитала ему пассивное терпение по отношению к господству реакционного насилия. Разумеется, утверждение, будто левые социалисты-революционеры осуществили эти покушения по подстрекательству или по заданию Антанты, — лишь официозная фальшивка. Эти покушения либо должны были стать сигналом к массовому восстанию против германского господства, либо были просто импульсивным актом мести, отчаяния и ненависти к кровавой германской диктатуре. Как бы они ни замышлялись, они создали серьезную опасность для дела революции в России, а именно раскол внутри до тех пор правящей социалистической группировки. Они вбили клин между большевиками и левыми социалистами-революционерами, более того, вырыли пропасть и вызвали смертельную вражду между обоими крыльями армии революции…

Россия была единственным, последним уголком, где еще котировались революционный социализм, чистота принципов, идеальные ценности, куда устремлялись взоры всех честных социалистических элементов как в Германии, так и во всей Европе, чтобы прийти в себя от того отвращения, которое вызывает практика западно-европейского рабочего движения, чтобы вооружиться мужеством все это выдержать и верой в идеальные свершения, в святые слова. Вместе с гротескным «спариванием» Ленина с Гинденбургом был бы погашен моральный источник света на Востоке. Совершенно очевидно, что германские властители приставляют пистолет к груди Советского правительства и используют его отчаянное положение, чтобы навязать ему этот чудовищный альянс. Но мы надеемся, что Ленин и его друзья не поддадутся такому предложению ни за какую цену, что они категорически заявят: до сих пор и не дальше!

…Большевики наверняка совершили в своей политике различные ошибки и, возможно, совершают их еще и теперь — о, назовите нам революцию, — в которой не совершалось бы никаких ошибок! Представление о революционной политике без ошибок, да сверх того в этой совершенно беспримерной ситуации, настолько пошло, что было бы достойно только немецкого начетчика. Если так называемые вожди немецкого социализма в необычной ситуации теряют свои так называемые головы уже перед простым голосованием в рейхстаге, где путь им ясно предписан элементарной азбукой социализма, и душа у них уходит в пятки, так что они забывают весь социализм, словно плохо выученную лекцию, то как же можно хотеть, чтобы партия не совершала никаких ошибок в неслыханной ситуации, идя по усыпанному шипами совершенно нехоженому пути, который она впервые открывает миру?

… Вину за ошибки большевиков несет в конечном счете международный пролетариат и прежде всего беспримерная в своем упорстве подлость германской социал-демократии, той партии, которая в мирное время делала вид, что шагает во главе мирового пролетариата, претендовала на то, что способна поучать и возглавлять весь мир, та партия, которая, насчитывая в собственной стране, самое меньшее, десять миллионов приверженцев обоего пола, вот уже целых четыре года, подобно продажным ландскнехтам средневековья, по указке господствующих классов двадцать четыре раза на дню распинает социализм на кресте.

Известия, приходящие из России, и положение большевиков — это потрясающий призыв к последней искре чести немецких рабочих и солдатских масс. Они хладнокровно позволяют рвать на куски русскую революцию, окружать ее, обрекать на голодную смерть. Но пусть они хотя бы, когда уже бьет двенадцатый час, спасут ее от самого ужасного: от морального самоубийства, от альянса с германским империализмом.

Есть только одно разрешение трагедии, в которую впутана Россия: восстание в тылу германского империализма, выступление немецких масс как сигнал к международному революционному окончанию бойни народов. Спасение чести русской революции в этот роковой час идентично спасению чести германского пролетариата и интернационального социализма».

 

**Особая благодарность Ярославу Викторовичу Леонтьеву за идею и организацию мероприятия

Поделиться: