Украина, Россия и «Запад»

Украина, Россия и «Запад»

В серии публикаций Фонда Розы Люксембург STANDPUNKTE  (МНЕНИЯ) вышла статья Лутца Брангша и Юдит Делльхайм

УКРАИНА, РОССИЯ И «ЗАПАД»

К истории одного международного конфликта

«Будет война», — заявил американский генерал Роберт Неллер во время посещения войск в Норвегии в рождественские дни 2017 г[1]. Еще за полтора года до этого председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер предупреждал, что «шаги в направлении эскалации могут превратиться в военные действия» между Россией и «Западом», что опасность, по его словам, «велика, как никогда». Ишингер неоднократно советовал НАТО быть более сдержанной в отношении России. «Нужно не нагнетать, а демонстрировать сдержанность». Дипломат считает стратегию НАТО в отношениях с Россией одномерной «демонстрацией военной силы». Диалог, разрядка и возвращение к контролю за вооружениями, по его мнению, стратегически необходимы.[2]

Между тем в российских СМИ демонстрируются все более совершенные системы вооружений, которые должны сделать российские вооруженные силы еще более мощными. А украинский парламент в начале года принял «Закон о реинтеграции Донецкой области», представляющий собой нарушение Минских соглашений. Из всего выше сказанного не следует, что левые должны встать на ту или иную сторону. Но они должны иметь свою позицию по конфликтам и проблемам и осмыслить историю возникновения этого конфликта, которая началась вскоре после распада Советского Союза.[3]

«Политика с позиции силы» как кардинальная проблема

Европейский Союз (ЕС) и его предшественники, безусловно, установили мир между государствами-членами, прежде всего Западной Европы, но они никогда не были последовательными мирными проектами. Государства-основатели ЕС в своем большинстве — бывшие колониальные державы, они  были или являются членами НАТО. С окончанием межблоковой конфронтации западноевропейское сообщество могло стать настоящим проектом мира и согласия. Однако это потребовало бы мощного движения сторонников мира в союзе с сильными левыми движениями; ни того, ни другого не получилось. Таким образом удалось утвердить новый режим имперского мироустройства, черпавший свою первоначальную стабильность в основном из слабости России.

В сентябре 1990 г. был подписан Договор «Два плюс четыре», создавший возможности для «объединения Германии». В ноябре 1990 года в Париже встретились главы государств и правительств государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), чтобы открыть новую главу европейской истории. Заключительное заявление этой встречи отражает компромисс, достигнутый правительствами 22-х государств. Господствующие круги «Запада» хотели бы, чтобы в Советском Союзе и других государствах Центральной и Восточной Европы возникли угодные им порядки. Тем самым они демонстрировали, что всерьез не заинтересованы в системе коллективной безопасности, основанной на нормах СБСЕ и включающей в себя Россию, США и все европейские государства. Создание такой системы безопасности должно было бы сопровождаться масштабными шагами в области разоружения. Основные условия для этого были созданы договорами о запрещении распространения ядерного оружия 1969 г., об ограничении систем противоракетной обороны[4] 1972 г. и ликвидации ракет средней и малой дальности[5] 1987 г.

В августе 1990 г. Ирак оккупировал Кувейт. США воспользовались этим в качестве повода для вторжения в зону Персидский залив в январе 1991 г. В первой иракской войне участвовали пять членов Европейского сообщества (ЕС), а также польские и чехословацкие военные. Эту войну поддержала и объединенная Германия. Такое вмешательство в конфликт между двумя арабскими государствами должно было продемонстрировать «третьему миру» и миру в целом: теперь все определяют США и в этом они могут опираться на бывших союзников СССР.

В таких драматических условиях политические силы в Украинской советской республике при открытой поддержке со стороны США начали работать над отделением от СССР. В ходе референдума о независимости Украины 1 декабря 1991 года  90,3%  проголосовавших поддержали независимость, в Крыму — около 54%. Президент  России Борис Ельцин начал в ответ на это переговоры по спорным вопросам: о российском флоте на Черном море, полуострове Крым, долгах прежней советской республики в рамках СССР, а теперь России, долгах Украины Газпрому и о правах русского меньшинства на территории Украины. В ходе развала СССР  представители главным образом русского населения в бывшей советской республике Молдавия создали независимую Республику Приднестровье. Она была признана Россией и получила от нее поддержку, в том числе и военную.

После того как Венгрия и Австрия ускорили распад Югославии, правительство Германии в конце 1991 года, ссылаясь на право народов на самоопределение, признало Словению и Хорватию как самостоятельные государства. К этому времени НАТО обсуждала свою новую стратегию, включая возможные военные операции за пределами ее стран-членов и территории союзников. Весной 1992 г. Верховный Совет автономной области Крым объявил о своей независимости, которую не признал Верховный Совет Украины. В 1992-93 гг. разгорелся открытый спор о Черноморском флоте, который президенты России и Украины вопреки воле военных хотели просто разделить. В конечном итоге Россия получила 81,7%, Украина – 18,3% флота, который однако в полном составе оставался на своей базе. За это Россия платила поставками газа и списанием долгов Украины. (Соответствующий договор позже был продлен до 2017 года.

Вступивший в силу в 1993 году Маастрихтский договор о создании Европейского Союза был ориентирован на глобальную конкурентоспособность, совершенствование деятельности в сфере «политики безопасности» и «защиту» беженцев и мигрантов. В тот же год состоялись несколько раундов переговоров о заключении соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Украиной, с марта 1994 г. началась подготовка соглашения о зоне свободной торговли. В течение года Украина отказалась от размещенного на ее территории советского ядерного оружия и создала возможности для его вывоза в Россию. В качестве ответной меры США, Великобритания и Россия взяли на себя обязательство защищать территориальную целостность Украины, включая Крым. В 1994 г. Швеция и сосед России Финляндия стали партнерами НАТО.

В то время как на территории бывшей Югославии бушевали бои, а фашиствующие националисты устраивали кровавую резню, американские специалисты помогали переизбранию Ельцина в качестве президента.[6] После подписания весной 1997 г. Основополагающего акта о взаимоотношениях, сотрудничестве и безопасности между НАТО и Россией Польше, Венгрии и Чехии было предложено вступление в НАТО, а с Украиной согласовали  Хартию об особом партнерстве. В том же 1997 г. Финляндия стала членом Совета евро-атлантического партнерства (EAPR), что повысило ее статус как партнера НАТО. В то же время США пытались побудить Москву к изменению Договора о противоракетной обороне с целью юридического обоснования разработки и размещения запрещенных договором систем противоракетной обороны; параллельно с этим они развивали сотрудничество с Грузией, Украиной, Азербайджаном и Молдавией с целью сдерживания российского влияния в регионе. Збигнев Бжезинский, в то время советник президента США, настаивал на приеме Украины в ЕС и НАТО до 2010 года. В то время как НАТО инициировало стратегическое партнерство с Грузией, велись переговоры между ЕС и Украиной на предмет заключения соглашения о партнерстве и сотрудничестве. Буквально через несколько дней после вступления Чехии, Польши и Венгрии в НАТО в марте 1999 года альянс начал воздушные налеты на Сербию. Проводившаяся под руководством США операция, в которой участвовали девять стран-членов ЕС, была первой войной, которую НАТО вело без активации статьи устава об обороне (при нападении на одну из стран альянса) и не имя четкого мандата ООН.

Итак: на рубеже веков экономически и морально сильно ослабленная Россия находилась в уязвимом положении, с точек зрения безопасности и военной,  которое еще более обострилось  с подписанием странами ЕС договора в Ницце 2001 года, включившего в союзное право Общую политику безопасности и обороны.

Не обращая внимания на альтернативные российские предложения, США в 2001 г. расторгли Договор об ограничении систем противовоздушной обороны и немедленно начали создавать систему противоракетной обороны для собственной защиты. Хотя российский президент Владимир Путин сразу же после террористических актов 11 сентября 2001 г. предложил США совместные действия в борьбе против терроризма, президент США Джордж Буш принял решение о дальнейшем расширении НАТО на границах России. Начиная с осени 2001 г. в войне против Афганистана принимали участие 15 государств-членов и 11 кандидатов в члены Европейского Союза. В конце 2001 г. НФТО приняла Стратегию ЕС для Украины (CSP), направленную на расширение и всестороннее углубление сотрудничества. На встрече стран НАТО в верхах в ноябре 2001 г. было принято решение о создании сил быстрого реагирования (NRF) с участием сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил. В марте 2003 г. США и Великобритания при участии 5 государств-членов ЕС и 10 кандидатов снова начали противоречащую международному праву войну – на этот раз опять против Ирака. В эту «Коалицию согласных» входили восемь постсоветских государств, среди них Украина, и пять бывших членов Организации Варшавского Договора. В 2004 г. балтийские государства стали членами ЕС и НАТО. За ними последовали Словакия, Румыния, Болгария и Словения. В 2004 г. Грузия получила от НАТО План индивидуального партнерства. Через год после большого расширения ЕС в 2004 г. НАТО инициировало усиленный диалог с Украиной. Альянс начал свою программу по перехвату и обороне от ракет малой и средней дальности (ALTBMD) и в июле 2006 г. обнародовала программу противоракетной обороны для всей Европы.

С этого времени господствующие круги США уже не скрывают своей заинтересованности  и обширной финансовой поддержки для угодных им «революций» в государствах бывшего СССР. В 2006 г. НАТО и Грузия углубили свое взаимодействие. Когда США в 2007 г. разместили в Румынии и Болгарии оснащенные обычными вооружениями боевые подразделения на основе «ротации» и начали готовить установку систем стратегической противоракетной обороны в Польше и Чехии, Россия заговорила о новой однополярности. США не хотели учитывать заинтересованность России в ОБСЕ и укреплять эту организацию в юридически обязывающем смысле.

В ходе консолидации России при Путине господствующие круги США и НАТО становились все более агрессивными по отношению к России. Одновременно растущее значение военного компонента в политике Китая еще более усиливало этот эффект.

Россия приспосабливается к логике «Запада»

В июле 2008 г. дело дошло до  боевых действий между вооруженными формированиями отделившихся от Грузии республик Южная Осетия и Абхазия и грузинской армией.[7] Вслед за этим грузинские войска в начале августа 2008 г. начали при поддержке США наступление с целью возвращения контроля над всем регионом. Это дало повод российскому правительству продемонстрировать, что оно не намерено мириться с дальнейшим нарушением своих интересов безопасности и поступило со своей стороны в империалистическом ключе. Российские войска выдвинулись с Северного Кавказа на защиту отколовшихся республик и достигли «основной территории» Грузии. После кровопролитной пятидневной войны 12 августа было достигнута договоренность о прекращении огня. В качестве реакции на российскую интервенцию НАТО временно приостановила встречи в рамках Совета сотрудничества с Россией.

Во время встречи в верхах ЕС-Украина в сентябре 2008 г. обсуждалось Соглашение об ассоциации. В 2009 г.  ЕС запустил свой проект восточного партнерства с Украиной как самым крупным партнером. Хорватия стала членом НАТО. В ноябре 2010 г. представители государств-членов НАТО договорились в новой стратегической концепции о расширении запланированного ракетного щита.  Предложения о сотрудничестве в адрес России после «перезагрузки» при Обаме не смогли или не должны были смягчить дальнейшую направленность на расширение «потенциала сдерживания» России. В то время как «Запад» все более жестко клеймил свертывание стандартов демократии и несоблюдение прав человека в России, вопросы контроля за обычными вооружениями и концепция ОБСЕ по общему, неделимому пространству безопасности застряли на полпути. В ходе обострения территориальных споров вокруг Приднестровья, Осетии и Абхазии речь де факто шла о новом устройстве и привязке некогда советского пространства к НАТО, причем высшая значимость придавалась и придается Украине.

Ливийская «революция 17 февраля» 2011 г., в ходе которой речь шла о перераспределении власти и этнически мотивированных претензиях, переросла в гражданскую войну. Страна, ее руководство, государство и вооруженные силы раскололись. Под предлогом якобы защиты гражданского населения США, Великобритания и Франция объявили в середине марта воздушную и морскую блокаду и начали воздушные налеты на правительственные войска и военные объекты. Такими действиями они поддержали взятие городов сухопутными силами неоднородной оппозиции. Смещенный со своего поста Каддафи был убит. На фоне взрыва насилия в Ливии премьер-министр России Путин потребовал юридически обязательных гарантий того, что системы противоракетной обороны США и НАТО не будут  направлены против размещенных в европейской части России межконтинентальных ракет и ракет малого радиуса действия. Как раз в это время США в ходе реализации своей ракетной программы разместили в Средиземном море корабль с соответствующим оснащением и вооружением в Средиземное море. В турецком Кюреджике был установлен мобильный радар AN/NPY 12, а в 2012 г. Турции были поставлены новые ракетные системы для борьбы с сирийскими ракетами. В том же году европейские члены НАТО совместно с США создали центр контроля и управления в Рамштайне (земля Рейнланд-Пфальц), где в случае кризиса должно приниматься решение об использовании противоракет.

Насилие вовне – насилие внутри

Между тем западные политики «разучились» использовать компромиссы в геополитике и это, похоже, подтверждается слабостью общественного сопротивления имперской политике. Не случайно в ЕС совпадают укрепление взаимодействия в вопросах «внутренней безопасности», свертывание прав на социальную защиту, усиление репрессий и агрессивная политика.  Стратегия ЕС 2020, с одной стороны, имеет ярко выраженное военное измерение или измерение «политики безопасности», а с другой стороны, направлена на усиление ЕС как глобального конкурентоспособного и дееспособного игрока, для которого большое значение имеют восточные и южные соседи. В России конфликт с «Западом» служит обоснованию репрессивной внутренней политики. Так, например, с 2012 г. ужесточен контроль за неправительственными организациями, прежде всего теми, кто получает финансирование из-за рубежа.

В 2011-2013 гг. как на Украине, так и в ЕС наблюдалось шараханье вокруг соглашения об ассоциации. Если в ЕС выражалось сомнение в развитии правового государства на Украине, участники переговоров с украинской стороны спорили об условиях адаптации и гарантий транспортировки газа, а также о последствиях отказа от сотрудничества с Россией в экономике и политике безопасности. Однако беспорядки 2013-1014 гг. на Украине были связаны, прежде всего, с социальными проблемами, дефицитами демократии и коррупцией. Значительная часть средних слоев ожидала от сближения с ЕС решения проблем. Правда, свержение правительства Януковича, к которому было много претензий, имело само по себе мало общего с эмансипацией и с солидарностью. В еще большей степени это относится к формированию нового украинского правительства и его поддержке «Западом».

Неудивительно, что Россия видит в таком ходе событий еще большую угрозу в области экономики и безопасности, а население Крыма, выразив свои особые интересы, в большинстве своем захотело уйти из Украины. Неудивительно и то, что, что социально и политически совершенно разные акторы в Донбассе[8] захотели, как раз с учетом экономического веса своего региона, выйти победителями из возмущения весьма разнородных политических и социальных сил. В отделении Крыма, в провозглашении «свободных республик Донбасса» и в действиях России также не получили развития эмансипационно-солидарные моменты (даже если такие мечты и были). В конечном счете новое правительство Украины начало войну против мятежных «донецких республик», поддержка которых Кремлем тоже не является чисто гуманитарным актом.

Господствующие круги «Запада» с их различными интересами, оценками и партнерами заботила прежде всего своя польза, которую они могли бы извлечь из событий на Украине, и риски, которые можно переложить на других. Несмотря на существующие различия ЕС и США согласны в том, что Россию  с ее военными и технологическими возможностями нужно контролировать и, прежде всего,   воспрепятствовать союзу сильной России с Китаем. Ссылаясь на «противоречащую международному праву аннексию Крыма», как утверждает мейнстрим, и «войну России против Украины при помощи своих марионеток в Донбассе», «Запад» с 2014 г. усиленно форсировал наращивание своих вооружений. В Прибалтике и Польше НАТО укрепило свое расширенное передовое присутствие (Enhanced Forward Presence) и выделило дополнительные силы. Значительно усилен статус Швеции как партнера НАТО. Маневры на границах России воспринимаются в Москве как угроза и задуманы по-видимому задуманы как угрожающий жест. С вводом в эксплуатацию в конце 2015 г. противоракетного комплекса Aegis Ashore наземного базирования в румынском Девеселу была завершена вторая фаза создания системы противоракетной обороны. В испанском городе Рота базируются четыре американских эсминца с ракетами-перехватчиками. Третья фаза должна быть завершена постановкой на боевое дежурство противоракетного комплекса Aegis Ashore в польском Редзиково. В 2017 г. Финляндия демонстративно выступила хозяйкой конференции НАТО. Сначала декабря 2017 г. 25 государств ЕС, среди них 20 членов НАТО, еще более тесно взаимодействуют по «вопросам безопасности и обороны». Их Постоянное структурированное сотрудничество по вопросам безопасности и обороны (PESCO) считается большим шагом в направлении сильной Европейской оборонной политики.

Анализируя, каким образом Россия должна быть разрушена экономическими санкциями, влиянием на рынки капитала и энергии и провоцированием довооружения, писатель Вольфганг Биттнер делает вывод: «На практике пока еще холодная война привела к новой ступени эскалации, когда США в рамках новой ядерной стратегии НАТО провели в начале 2015 г. сбрасывание учебных атомных бомб в Латвии, а в дальнейшем  по закону создали возможность размещения ядерного оружия на Украине.»[9]  В этом же ряду находится реакция на предложение Путина от сентября 2017 г. о создании миссии ООН для Восточной Украины. Предложение, предусматривающее участие в обсуждении «республик Донбасса», было отметено, и тем самым упущен шанс на разрядку.[10] Это относится также и к Сирии. Даниэла Дан тщательно проанализировала сообщения СМИ и факты о военном вмешательстве России в Сирии и в выступлении в июле 2017 г. сослалась на оценку представителя ООН по Сирии Стафана де Мистуры, который сказал, что «российские военные предотвратили самое худшее в Алеппо и еще один поток беженцев в 100 тысяч человек. Прекращение огня поддерживалось лучше, чем при прежних попытках».[11] Разумеется, и в этом случае приказы Путина не основывались на мотивах эмансипации и солидарности.

So what?

Краткий анализ показывает, что

— запущенные «Западом» события привели к раскручиванию спирали эскалации, которую обе стороны не хотят и не могут сами остановить;

— значительную долю ответственности за такие разрушительные события несут господствующие круги России и Украины;

— Россия приспособила свой стиль политики к «Западу» и тоже проводит имперскую политику;

— возвращение к относительно спокойным, основывающимся на западном доминировании отношениям с Россией  представляется невозможным.

Если в данном тексте мы обращаемся к  постоянному нарушению интересов безопасности России, то это не означает оправдания или обоснования нарушений права и угроз со стороны России. Их критика, открытость предложениям о разрядке, требования прекратить западную эскалацию и инициировать де-эскалацию тесно связаны между собой.

О драматичности оборонительной позиции левых свидетельствует, на наш взгляд, в частности то, что в отношении России они позволили загнать себя в жесткие рамки выбора «За или против Путина?» До сих пор они не смогли сформировать конкретных предложений по общему стержню проблемы — борьбе за глобальное господство, которые вылились бы в антивоенные инициативы. Самопонимание многих левых и их организационные структуры этого не требуют и этому не помогают. Акции против баз НАТО в Германии, которые непосредственно являются составной частью стратегий эскалации, могли бы стать исходной точкой для изменений в этом вопросе.

 

Лутц Брангш и Юдит Делльхайм работают в Институте анализа общества Фонда Розы Люксембург.

[1] Американский генерал настраивает войска на «большую битву». Spiegel Online, 24.12.2017

[2] Ишингер предостерегает от опасности войны с Россией. Spiegel Online, 26.6.2016

[3] См. Оказывать гуманитарную помощь, де-эскалировать. Меморандум рабочей группы Украина, hrsg. Von der Rosa-Luxemburg-Stiftung, Berlin 2014, unter: www.rosakux.de/fileadmin_uploads/pdfs/sonst_publikationen/rls-onl_Ukraine-Memorandum_2014.pdf; Dellheim, Judith: К критике демократии и левых в Европейском Союзе, in: Candeias, Mario/Demirovic, Alex: Europe – what`s left. Евросоюз между распадом, авторитаризмом и демократическим обновлением ,Münster 2017, S.28-48; Dniljuk, Malte u.a. (Hrsg.). Грани одного конфликта. Подоплека и трактовки войны в Украине, Materialien Nr.6, , hrsg. von der Rosa-Luxemburg-Stiftung, Berlin 2015, unter: www.rosakux.de/publikation/id/4924/facetten-eines-konflikts/. Украинская война и политика левых, Nachricht der Rosa-Luxemburg-Stiftung, 6.9.2014, unter www.rosakux.de/news/id/7997/ der- ukrainische Krieg- und- die- Politik-der- Linken/; Burdyga, Igor:Курсом столкновения с большинством общества, Standpunkt 30/2016,  hrsg. von der Rosa-Luxemburg-Stiftung, unter: www.rosakux.de/ publikation/id/9142/auf-kollisionskurs-zur gesellschaftlichen-mehrheit/.

[4] Договор между США и СССР об ограничении систем противоракетной обороны, сохранявший обеим сторонам возможность второго удара.

[5] Договор между СССР и США о ракетах среднего радиуса действия с ядерными зарядами, запрещавший все ракеты малого и среднего радиуса действия (500-5000 км). Существующие системы должны были быть уничтожены.

[6] См. Dahn, Daniela :Кооперация или конфронтация с Россией? unter: www.danieladahn.de/muenchner-friedenskonferenz/(со ссылкой на Time, 15.7.1996).

[7] С точки зрения международного права эти республики входят в состав Грузии, но не подчиняются центральной власти в Тбилиси.

[8] Спектр действующих лиц простирается от работников  предприятий, чрезвычайно важных для Украины, стремившихся улучшить свое социальное положение, до олигархов и националистов, стремившихся приумножить свою власть. Он включает в себя и людей, надеявшихся на большую демократию и социиальную справедливость.

[9] Bittner, Wolfgang: Завоевание Европы США.  Стратегия дестабилизации, эскалации и милитаризации. Frankfurt a.M. 2017, S. 140

[10] См. Brunner, Simonе:Предложение военачальников, Zeit Online, 19.9.2017.

[11] Dahn: Кооперация или конфронтация.

 

 

Перевод с немецкого (с сокращениями)

Оригинал публикации:

https://www.rosalux.de/fileadmin/rls_uploads/pdfs/Standpunkte/Standpunkte_1-2018.pdf

 

Поделиться: