Открыть Ленина снова

Открыть Ленина снова

 

В Издательстве «Логос» вышла новая книжка немецкого левого автора Михаэля Бри «Открыть Ленина снова».

Что двигало автором?

«Я попытался, прежде всего, понять Ленина, последовать логике его аргументации, рекон­струировать ее в ее взаимосвязи. Я исходил и исхожу из того, что его действия проистекали из глубочайшей со­циалистической убежденности, и он, следуя этим своим убеждениям, был готов принять на себя всю сопряжен­ную с этими действиями ответственность.

Я хотел воспроизвести логику этих убеждений и прояснить соответствующие последствия. Таким обра­зом, эта книга не является ни биографией, ни общим представлением сочинений Ленина и их соотнесением с его временем. Это попытка реконструкции централь­ных, стратегически значимых позиций исходя из самих его произведений.

При чтении сочинений и писем Ленина меня, пре­жде всего, занимали четыре вопроса: во-первых, я хотел оценить меру его стратегического воздействия на ход Русской революции 1917 года, насколько это влияние было обусловлено его собственными произведениями. Поэтому в первой части книги я обратился к его работам периода между августом 1914-го, временем начала Пер­вой мировой войны, и октября 1917-го. Во-вторых, я задался вопросом, как так случилось, что Ленин столь неотступно настаивал на вооруженном восстании в октябре 1917-го, а в январе 1918-го проявил такую готовность распустить свободно избранное Учреди­тельное собрание? В-третьих, я хотел понять, как он пытался справиться с внутренними противоречиями Советской системы, возникшими вследствие револю­ции и гражданской войны? При этом было необходи­мо иметь в виду и международную ситуацию, стре­мительно менявшуюся в 1918-1922 гг. В-четвертых, я обратился к вопросу “ленинизма”. Это тема касалась не столько фигуры самого Ленина, сколько той идео­лого-политическо-общественной системы, возникно­вению которой он столь содействовал».

(Из предисловия автора)

Почему Фонд Розы Люксембург поддержал русское издание этой книги?

«Фонд видит свою задачу в том, чтобы разо­браться в революции 1917-го и ее последствиях – как в блистательном и захватывающем дух многообразии ее на­дежд, ее политических, общественных, культурных, науч­ных притязаний и мероприятий, но также и в ее заблужде­ниях, ограниченности и ее поражении. Мы вглядываемся в это столетие, чтобы задаться вопросом: какими сегодня мы видим опыты и вызовы освободительного, мирного и гу­манного, экологического и солидарного изменения наше­го, единого мира? Кто и вместе с кем ищет каких ответов? И: каким образом может сложиться наше – нацеленное на освобождение человека – солидарное действие в актуаль­ных условиях глобального господства неолиберального ка­питализма?

Революция 1917-го не смогла сохранить свои ответы в их ис­пытании временем, однако во многом – экономически, по­литически, культурно – определяла как внутриобществен­ные и международные конфликты, так и попытки их разре­шения. Ответов же на эти вопросы, удовлетворяющих или даже умиротворяющих общество, до сих пор так и не сфор­мулировано. Ответов этих до сих пор нет ни на капиталисти­ческом Западе, после 1989-го получившем полную свободу действий, но нет их и в былых обществах „реального социа­лизма“, прошедших через шок жестких преобразований.

Исследования и тезисы Михаэля Бри являются вкладом в поиск таких ответов.

Мы же вместе с ним – так же как и революционеры всех стран 100 лет назад – разделяем убеждение в том, что об­рести эти ответы возможно лишь сообща. И хотя для раз­ных стран и обществ они будут различными, достигаться они будут только совместными, преодолевающими гра­ницы действиями всех тех, кто даже в нынешние времена глобального господства неолиберального капитализма не отступает от цели освобождения человека».

(Из предисловия к русскому изданию, Керстин Керстин и Альбрехт Маурер)

 

Содержание книги:

Михаэль Бри. Открыть Ленина снова

Учиться у Ленине – идти другими путями

К читателю русского издания книги (К. Кайзер, А. Маурер)

Часть 1. Что делать во времена бессилия?

Ленинские годы в Швейцарии с сентября 1914 до августа 1917

  1. Формулирование “Нет”
  2. Работа над философией диалектического праксиса
  3. Развитие собственного Рассказа
  4. Стратегически ориентированный анализ общества
  5. Теория революции – революция теории
  6. Эпоха как конкретная ситуация действия
  7. Государство, революция и коммунистическое видение
  8. Конкретные проекты вступления как альтернативное “Да”
  9. Перспектива

Часть 2. Что делать в борьбе за Новый мир?

Учредительное собрание или революционное восстание? (сентябрь 1917 – январь 1918)

  1. Государство как орган классового господства
  2. Диктатура пролетариата и права на свободу
  3. Суверенность народа – восстание и гражданская война
  4. Легитимность террора

Часть 3. Что делать с властью?

Революция на распутье: декабрь1920 – март 1923

  1. Формулирование “Да, но…”
  2. Философская рефлексия. Диалектическая логика
  3. Новый Рассказ: спуститься вниз, чтобы подняться наверх
  4. Анализ Советской России
  5. Трансформация после революции и новые проекты вступления
  6. На пути к новому определению социализм
  7. Единство партии и плавание по неизвестным водам

Часть 4. Тот, кто говорит о сталинизме, не может молчать о ленинизме

 

Об авторе:

Михаэль Бри, немецкий философ, теоретик истории демократического социализма,  трансформации буржуазно-капиталистических обществ и стратегических проблем левых. Долгие годы работы связывают его с Фондом Розы Люксембург, где он руководил Институтом общественного анализа,  работал в программных комиссиях Партии демократического социализма и Ди Линке, а также в Аттак Германия и Институте солидарного модерна.

 

М.Бри (слева) и О.Никифоров представляют книгу на международной конференции «Измените мир, он в этом нуждается! К 100-летию Русской Революции» в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге 25 октября 2017 года

 

 

Скоро здесь можно будет ознакомиться с полным текстом книги.

 

А пока предлагаем вниманию небольшое полемическое эссе М.Бри:

 

Чему левые могут научиться у Ленина: как сделать по-другому

В конце 1980 годов у народов Европы была мечта: после столетия горячих и холодных войн зажить вместе в общем доме многих народов и наций, в обществах с динамичной экономикой, сильным социальных государством и демократией, в которых право голоса будет принадлежать гражданам,  без войны и с проницаемыми границами. Прошло три десятилетия, и кажется, что все обернулось противоположностями: войны в южных и юго-восточных государствах-соседях Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока; неразрешенные конфликты в Украине, на Кавказе. Испания находится на грани разрыва. Великобритания покидает ЕС. Континент расколот экономически, общества социально фрагментированы. Возводятся стены.

Левые несут за эту свою часть ответственности. Социал-демократические, зеленые, а также коммунистические партии участвовали в проведении неолиберальной политики на правительственном уровне или, будучи в оппозиции, не противопоставили ей действенную альтернативу. Многие граждане разочарованы такими левыми или чувствуют себя просто преданными. Левые в значительной степени провалились в качестве блюстителей социальности, демократии и мира. В лучшем случае левые ведут оборонительную борьбу. Так что же делать, если почти ничего не получается?

Сегодня, ровно сто лет после события, которому суждено было войти в историю как Великая Социалистическая Октябрьская революция, полезно оглянуться назад на период с августа 1914 по ноябрь 1917 года. Можно почерпнуть импульсы как раз у Ленина – самого эффективного политика среди левых в 20-м веке, — что можно делать во времена бессилия. И можно научиться  сделать это по-другому. Остановлюсь на восьми таких импульсах. Задам восемь вопросов европейским левым.

Первое. Ленин начал с очень конкретного «нет» войне. Он был не только одним из самых решительных противников этой войны, но и квалифицировал ее как войну полностью империалистическую, независимо от каких-либо нюансов. Он объявил войне правителей гражданскую войну рабочих. А какие конкретные «нет» есть у европейских левых?

Второе. Длинные первые месяцы мировой войны Ленин провели в Берне в библиотеках и читал Гегеля! Он начал фазу интенсивной философской рефлексии. Его политические заявления этого времени занимают 30 страниц. А один лишь конспект «Науки логики» Гегеля – 150 страниц. Ленин относит свой опыт к гегелевской диалектике развития и практики; он упражняет свое мышление на противоречиях, в условиях ломки и скачков, внезапных событий.  Для него истина всегда конкретна. Так он готовится к непредвиденному. А с какой философией подготовились к совершенно новой ситуации европейские левые? Сама мысль о том, что это неизбежно, кажется, не из их мира.

Третье. После первого шока Ленин создал свой собственный альтернативный Рассказ. Он был призван объяснить, каким образом могло произойти это предательство по отношению к решениям Интернационала 1912 года. Он должен был обосновать, зачем нужны новое «мы», новый, коммунистический Интернационал, почему им необходимо поставить в повестку дня социалистическую революцию в Европе и как это может произойти. А немецким, как и европейским левым чуждо представление о совместном нарративе. Но как тогда объединить разное, разделенное, если не рассказывая (и на этой основе практически организуя)?  «Мы» надо создать. Гордость и желание принадлежать к этой новой «субъектности», новому «мы» необходимо активно создавать. У кого нет Рассказа, тот проиграл еще до начала всякой борьбы.

Четвертое. В годы швейцарской эмиграции во время Первой мировой войны появилась работа Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма». Были привлечены более тысячи источников. Ленина интересовало не всестороннее аналитическое объяснение сущности империализма, а его значение для левого стратегического действия. Ленин ищет слабые точки этой чудовищно сильной международной системы. Неравномерность развития, внутри-империалистические противоречия, конфликты между ведущими империалистическими нациями и колониями или полуколониями – все это оказывается в центре. Его интересуют национальный и агарный вопросы, а также те элементы, которые созданы империализмом и войной и в свою очередь указывают на новый экономический порядок. Прежде всего, он осознает, что «чисто социалистической» революции быть не может. Для достижения больших перемен необходимо эффективно объединить друг с другом очень неоднородные процессы: связать  национальную и социальную борьбу, выступления за радикальную демократию с переворотом отношений собственности. Какой конкретной вопрос является при этом центральным, по Ленину, нельзя ответить абстрактно, а лишь конкретно и практически. Всё это – решительный анализ общества. Настолько хорошо сегодняшние европейские левые оснащены таким практически релевантным анализом?

Пятое. После февральской революции 1917 года Ленин за считанные недели выбрасывает за борт самую священную корову русской социал-демократии – учение о двух фазах революции, буржуазной революции как предварительной ступени к революции социалистической.  Троцкий сделал это еще в 1905-6 годах. По Ленину, империализм и война представляют собой объективные, а теперь и субъективные условия для социалистической революции, сначала в России, потом в Германии и Европе. В своих апрельских тезисах она ставит эту революцию на повестку дня. А какую концепцию революции, реформы, трансформации имеют европейские левые? Ведь нельзя постоянно говорить, что капитализм не является последним словом истории человечества, если оно не хочет погибнуть, а самим не иметь никакого представления об образе столь фундаментальных перемен!

Шестое. Одновременно Ленин разрабатывает понятие эпохи как ситуации действия. «Что делать?» «Кто это сделает?» всегда были центральными вопросами для левых, меняющих общество. Ленин снова выдвигает это на первый план. Не общие эволюционные тенденции, а их пересечения с возможностями действия здесь и сейчас: вот что стоит на первом плане. Его анализ нацелен на сценарии. Таким образом ему удается в движении «обыграть» возможности, он открыт для решений, возникающих неожиданно. А мышление европейских левых в основном развивается по принципу «или-или», «правильно-или-неправильно». Отдельные возможности выстраиваются друг против друга и абсолютизируются. Это ведет к расколу и бессилию.

Седьмое. Существует потребность в освобождающем, утопическом горизонте «нового мира». В летние месяцы 1917 года Ленин пишет «Государство и революцию». Здесь удивительно, прежде всего, то, что он рассматривает противоречия нового социалистического порядка. По его мнению, новое социалистическое государство будет неизбежно нести в себе элементы государства буржуазного, чтобы рабочие как «члены общества» реализовывали против самих себя как частных индивидов принцип распределения по труду. Это означает принуждение не только против господствующих классов старого общества! Чего Ленину не хватает, так это осознания того, что политика есть не только господство, но и пространство диалога, самопонимания, которое должно гарантировать свободу инакомыслящих. Звучат роковые слова: там, «где есть насилие, нет свободы, нет демократии». Какое видение есть у европейских левых? Как они готовятся к противоречиям, вызываемых их собственной политикой? Возникает впечатление, что как раз необходимость работать с последствиями участия в правительствах постоянно застает их врасплох.

Восьмое. Все названные вопросы упираются в то, что можно было бы назвать проектами вступления. Ленин их не придумывает, он берет их из требований солдат, рабочих, крестьян, представителей угнетенных народов России. «Вся власть Советам» и «долой Временное правительство», «мир немедленно без  предварительных условий», «рабочее самоуправление», «право на самоопределение» — это такие требования. Альтернатива войне и угнетению становилась совершенно конкретной и представлялась осуществимой. А какова программа таких начальных проектов у европейских левых? Что из этого есть в массовом сознании?

Если спросить, что общего есть у изложенных восьми элементов ленинского подхода к стратегии, то это ориентированность на антагонизм, непримиримое противоречие, «или-или», исключение всякого среднего пути, чрезвычайное положение. «Нет» было абсолютным, философская концепция делала ставку на обострение и эскалацию противоречий и исключительно на скачок. Рассказ сфокусирован на абсолютный разрыв с социал-демократией. Анализ исключал любую способность капитализма и империализма к реформированию; сценарии предусматривали почти только варварство войны, с одной стороны, и социалистическую гражданскую войну против капиталистических рабовладельцев, с другой. На горизонте раскрепощения всем тем, кто сопротивляется, обещали изъятие всех и любых демократических прав и свобод, а центральным проектом была осуществляемая большевистской партией «пролетарская власть», беспощадно подавляющая своих противников.

Современные европейские левые не могут и не должны копировать Ленина. Им действительно надо поступить по-другому. Однако позаимствовать у Ленина названные восемь импульсов они могут. Без конкретного «нет», без философии диалектического праксиса, без собственного Рассказа, без стратегического анализа общества, без понимания эпохи и сценариев, без эмансипаторского видения (образа раскрепощения) с его противоречиями и без консенсусно разработанных начальных проектов нынешнее бессилие левых в Европе будет продолжаться. Они не смогут ничего противопоставить подъему правых сил, и господствующий блок сохранит свою власть. Новый кризис левые встретят неподготовленными. Они будут не в состоянии воспользоваться шансами открытой ситуации. Поэтому: давайте вместе поучимся у Ленина, чтобы осуществить эмансипаторское изменение общества по-другому. Во всяком случае это не должно остаться лишь в мечтах.

 

О книге:

Михаэль Бри

Открыть Ленина снова. Диалектика революции vs. метафизика господства.

Издательство «Логос», Москва, 2017

Перевод с немецкого: Олег В.Никифоров

Печатается по изданию:
© Michael Brie. Lenin neu entdecken. (Das hellblaue Bändchen zur Dialektik der Revolution & Metaphysik der Herrschaft.VSA: Verlag Hamburg, 2017)

 

Поделиться: