Германия после выборов

Германия после выборов

После обсуждения темы «Германия перед выборами», состоявшегося в московском офисе Фонда Розы Люксембург весной этого года, пришло время подвести итоги этой важной выборный кампании, тем более что представился хороший повод: в Москву приехал немецкий политик и многолетний депутат бундестага от партии Левых Вольфганг Герке, причем еще в качестве депутата (на последних выборов он не баллотировался). Недавно в издательстве „editon berolina» вышла его книга, написанная совместно с Кристиане Райманн, «Германия и Россия — как дальше? Выход из германо-российского кризиса».

Начнем с книги. Она заметно выделяется на фоне публикаций на эту тему, появляющихся в Германии. Основной тезис – это призыв к мирной и благотворной  жизни рядом друг с другом двух крупных государств, от которых сильно зависит ситуация в Европе. Такое в наше время международных «заморозков» встретишь нечасто. Книга содержит полезные аргументы для всех тех, кто хочет просвещения вместо пропаганды, кто хочет участвовать в разговоре о выстраивании внешнеполитических отношений. «Мир – это не всё, но без мира всё становится ничем», — говорил в свое время Вилли Брандт. Эта мысль, по признанию самого Герке, стала для него инструкцией по политической работе, особенно во нынешние временя открытой милитаризации внешней политики. Миру не нужны войны, мир нуждается в справедливом распределении ресурсов, знаний, богатства, власти, закрепленном международным правом.

Возврат к «холодной войне» или добрососедство – к этой альтернативе сводятся все разногласия в российско-германских отношениях. Реальность отодвинула на задний план подписанный Горбачевым и Колем 9 ноября 1990 года договор о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве. Двусторонние отношения скатились в политической сфере к войне слов, в экономике в качестве оружия применяются санкции, а бундесвер стоит на западной границе России. Эти три связанных друг с другом элемента определяют текущую политику Германии по отношению к России.
Моральную ответственность за гибель 27 миллионов граждан Советского Союза федеральное правительство, по-видимому, спрятало подальше, пишут Герке и Райманн, будто бы после вывода российских войск в этом отпала нужда. Примирение заменяется высокомерием, неуважением и постоянными попытками унизить Россию. Правда, раз в год немецкие политики сладким голосом благодарят за подарок немецкого единства. Но они забывают, что этот дар является не в последнюю очередь плодом доверия. Без согласия Советского Союза объединение бы не состоялось. Самое позднее после «крымского кризиса» немецкая политика в отношении России развивается по спирали эскалации.

В бундестаге, пишут авторы, явно недостает рефлексии о деградации российско-германских отношений. Из-за санкций осложнились контакты между депутатами двух стран. Однако остаются отдельные личности или группы, содействующие развитию российско-германских отношений как «сообщества ответственности» (термин Эгона Бара). Борьба здесь идет не столько между партиями: основной водораздел проходит между довольно однотонным политическим и медийным мейнстримом, с одной стороны, и теми, кто оценивает ситуацию независимо от него, со знанием дела или хотя бы исходя из здравого смысла. Авторы подробно описывают общественную дискуссию вокруг «российской» политики Германии. За деэскалацию выступают антивоенные активисты, интеллектуалы, деятели культуры. Развиваются гуманитарные проекты, контакты по линии городов-побратимов, молодежных и культурных обменов. Несмотря на попытки раскола и ослабления свой вклад вносят и двусторонние организации: Германо-Российский форум и Петербургский диалог.

Как преодолеть иррационализм? Для начала — признать что российско-германские отношения имеют решающее значение для Европы. Как это делали лидеры стран в разные периоды. Герке признался, что в свое время познакомился еще с Никитой Хрущевым. Отношения двух стран не сводятся к личностям, находящихся у власти, все гораздо серьезнее. Нужны инициативы с обеих сторон. А первым шагом должен стать «вход в выход» из санкций (авторы называют их «черной педагогикой»), чего собственно и хочет большая часть немецкой экономики.

Разговор о книге постоянно переходил к оценкам прошедших выборов в бундестаг. В дискуссии приняли участие немецкие гости, руководитель московского филиала Керстин Кайзер и заместитель директора Института Европы РАН Владислав Белов, который обратил внимание на позитивные тенденции в двусторонних отношениях в самых разных сферах, хотя их потенциал во-многом блокируется «украинским кризисом». Герке считает, что политикой добрососедства с Россией можно выигрывать выборы. Тем более на фоне угрозы большой войны и социального раскола внутри страны. Левые могли получить больше, но не смогли достучаться до тех, кому плохо. Быть «партией средних слоев» недостаточно. Если в новой правящей коалиции на посту министра иностранных дел окажется представитель Зеленых, то это не сулит ничего хорошего, с точки зрения будущих отношений с Россией, считает Герке.

Важнейшим итогом выборов, по мнению Альбрехта Маурера из берлинского общества «Хелле Панке», стало появление в парламенте фракции право-консервативной, популистской партии “Альтернатива для Германии”  с сильным народно-национальным (völkisch-national), большей частью шовинистическим крылом, открытым для правых и фашистских течений. Примерно одну треть из 92 депутатов от этой партии следует отнести к право-радикальному крылу.
По распределению голосов, чисто арифметически, понятно, что образование правящей коалиции является более сложной задачей, чем раньше. Впервые за 60 лет в парламенте будет семь партий с шестью фракциями (такая особенность связана с анахронизмом автоматического фракционного союза, с 1968 года образуемого ХДС с традиционно консервативной баварской региональной партией ХСС).

Плохие и даже худшие за всю историю результаты двух больших партий СДПГ и ХДС, а также возвращение в парламент либералов (СвДП в него не попала в 2013 году) сильно осложняют ситуацию еще и политически. Любой из возможных результатов (коалиционных переговоров) скорее углубит, чем закончит глубокий кризис этих партий. Итоги голосования сделали невозможным «красно-красно-зеленое» большинство, которое еще недавно казалось вполне вероятным. Это еще один важный итог, с которым придется считаться в будущем.

После продолжавшегося годами «усыхания» СДПГ, чему способствовало образование стабильных партий Зеленых и Левых, этот процесс, похоже, окончательно проявился и в традиционном союзе из ХДС и ХСС. На правом фланге ХДС, а прежде всего и ХСС уже давно слышно недовольство так называемой «социал-демократизацией», отказом от «консервативных ценностей» и «руководящей культуры» (Leitkultur) христианского союза. Развитие АдГ показывает, что после многих неудачных больших и малых попыток теперь пришло время для радикальной и одновременно стабильной альтернативы.

Так называемый кризис с беженцами и политика Меркель послужили этому катализатором. Он запустил процесс, который приведет к возникновению в бундестаге пестрого правого большинства всех оттенков — от консервативных и народно-расистских вплоть до фашистских. За неполадками в парламентской рутине стоит не столько отказ от идеи «большой коалиции», причины гораздо шире — это долгосрочные общественные и политические деформации. И они выходят за рамки Федеративной Республики, но теперь по всей видимости добрались и до самого стабильного общества на Западе.

Фото: ©Ulrich Heyden

Поделиться: